Вход
/
Регистрация
вход ДЛЯ пользователей

Разговор с президентом. Владимир Сычин — каратист и режиссер

28 Января 2018
Портал «Пенза-онлайн» в новой рубрике «Разговор с президентом» продолжает знакомить своих читателей с работой спортивных федераций Пензенской области и их руководителями. Эстафету от главы теннисной федерации Олега Кочеткова принимает президент федерации киокусинкай Пензенской области Владимир Сычин.

5.jpg

В богатой на события биографии Владимира Петровича нашлось место театру, режиссерской работе. Но об этом ведает не так много людей. Для большинства пензенцев, да и не только, Сычин знаком как каратист — спортсмен, тренер, основатель и бессменный руководитель известного далеко за пределами Пензы клуба «Эдо». А с некоторых пор они еще и является и президентом областной федерации киокусинкай.

— Владимир Петрович, говорят, что вы заядлый путешественник. Так ли это?

— Вполне. Мои путешествия начались со школы. Начинал я в 47-й, в районе «Стрела». Раннее детство прошло в частном секторе на улице Большая Романовка, сейчас это улица Ухтомского. Затем перебрались в Заводской район, там учился в 50-й школе. После была 18-я, а завершал школьное образование в 14-й. Сменялись «места дислокации» по причине постепенного улучшения жилищных условий — «Химмаш», на котором работал отец, старался.

А первая вылазка за пределы области была в двенадцать лет. Москва. Кремль, Красная площадь, прочие достопримечательности. Отстал от родителей. В детской комнате, где были собраны многие «потеряшки», утверждал, что смогу добраться, куда надо, самостоятельно, все-таки маршрут по линии метро основательно успел изучить. В итоге все же меня разыскали. А несколько позже пошли другие путешествия.

— Владимир Петрович, Вы пришли в каратэ, когда Вам было за двадцать. Что этому предшествовало?

— С детства я искал сам себя. В том числе и через спорт. Занимался в футбольной секции спортклуба «Химмаш», правда, только тренировался, в соревнованиях не участвовал. Более серьезный этап был связан с велоспортом, когда уже окончил школу. Там уже выступал на городских и областных соревнованиях. А уже после армии занялся самбо и дзюдо. Так что достаточно долго, образно выражаясь, искал путь самосовершенствования. Который в итоге и привел меня в каратэ.

В двадцать с небольшим я получил травму плеча, и в занятиях дзюдо образовался вынужденный перерыв. А тут прослышал про набор в группы каратэ, один из которых в «Жилстрое» проводил Владимир Спиридонов. Пошел туда. Желающих — не менее пятисот человек. Ждал своей очереди до двух часов ночи. Испытания были жесткими, которые не каждому, даже подготовленному человеку, было легко выдержать, а новичку и вовсе практически невозможно. Но я прошел первые же тесты на гибкость. В итоге попал в одну из двух групп.

— Как произошло знакомство с таким стилем каратэ, как кекусинкай?

— Прозанимавшись восемь месяцев, на три года был отправлен в служебную командировку в Польшу. Мне повезло. Тогда и по туристической путевке не каждый имел возможность съездить за границу, даже в страны соцлагеря, не говоря уж про то, чтобы там работать. Но я на заводе был на хорошем счету. В итоге и сделали предложение, на которое согласился.

Польша той поры для меня примечательна знакомством с интересными людьми, связанными со спортом, с театром. Я ведь в Пензе помимо каратэ увлекся пластическим театром. А там, в Польше, мне посчастливилось брать уроки актерского мастерства у знаменитого режиссера и педагога Хенрыка Томашевского, основателя вроцлавского театра «Пантомима». Здесь же познакомился я и с кекусинкай. Стал заниматься в различных клубах, посещать соревнования. Так что пребывание в Польше очень много дало на моем пути самосовершенствования.

— Как в дальнейшем удавалось сочетать тягу к театру с единоборствами?

— Весьма гармонично все шло. Меня тянуло не только к восточным единоборствам, но и к восточной культуре. Я видел некую взаимосвязь между боевым и изящным искусством. Сейчас понимаю, что, по сути, это одно и тоже, только формы выражения разные. Мне нужно было получать образование. Поступил в Куйбышевский институт культуры, затем перевелся в московский. Довелось впоследствии быть руководителем студенческого клуба нашего строительного института, потом были театры-студии в различных ДК. Работал также в драматическом и кукольном театрах — вел сценические движения. Устраивал и уличные перфомансы.

5iYUoIL2YAI.jpg

— Почему же в итоге каратэ пересилило?

— В перестроечное время культура оказалась на хозрасчете, и выживать стало тяжело. К тому же стало трудно найти актера, с которым можно было бы продолжать свои театральные изыскания. А в то время был снят очередной запрет на каратэ. Связался в столице с руководителем федерации кекусинкай Александром Танюшкиным, много консультировался с ним.

В 90-м году в Пензе при моем участии был организован клуб «Эдо». Появилась возможность заниматься и боевыми искусствами, и театром. Но со временем настал момент, когда требовалось выбрать что-то одно. А клуб в те трудные времена дал возможность нормально существовать и, образно выражаясь, кормить семью. Постепенно он расширялся, стали появляться спортсмены, громко заявлявшие о себе, организовываться соревнования. В итоге пришлось оставить театр, сосредоточив внимание на каратэ.

VS5Dk5q9aKc.jpg

— И все же впоследствии в одной театральной постановке Вам довелось принять участие.

— Да. Несколько лет назад на сцене пензенского драмтеатра в благотворительном спектакле «Мертвые души». Годом ранее, когда проходило аналогичное мероприятие, ставили «До третьих петухов» по Шукшину, я также хотел участвовать в спектакле. Но по графику в день проведения спектакля меня в Пензе не было. И когда затем меня на роль Плюшкина пригласила организатор мероприятия Марина Тарасова, я особо не раздумывал.

Может быть, у меня несколько иные взгляды на театр, но я рад тем двум месяцам, что мне довелось поработать с Василием Конопатиным. Я впервые вышел на главную сцену области — ранее максимальный зал был где-то на семьсот человек. Я полностью осознал, что актер — это не профессия, а призвание. И что по возможности надо чаще участвовать в таких проектах, больше пробовать и искать себя. К сожалению, вскоре подобные мероприятия перестали проводиться.

— Какого же начала в вас больше — актерского или спортивного?

— Честно говоря, я их не разделяю. Я просто человек ищущий себя во всем. Этим и живу. И как наставник стремлюсь передать свои ощущения, свое мировоззрение, добиться того, чтобы ученик шел по пути развития и самосовершенствования, изменяя мир к лучшему.

(Продолжение следует)

Фото предоставила Пензенская Региональная Организация каратэ Кекусинкай, Спортивный клуб "ЭДО" (Пенза)


Тэги: Разговор с президентом. Владимир Сычин — каратист и режиссер

14
Комментарии (0)
Добавить комментарий