Вход
/
Регистрация
вход ДЛЯ пользователей

Откровение наблюдателя. Долгий день №186

12 Сентября 2017

Антон Инюшев

Впечатления от работы наблюдателем на участке во время выборов в депутаты Законодательного Собрания Пензенской области 10 сентября 2017 года.



Примерно раз в году в нашей стране настает Долгий день. Легенда гласит, что в такие дни можно увидеть, как силы, власти и престолы сходятся в великой битве, дабы испытать друг друга. Но проклятие падет на всех свидетелей этого сражения: их время превратится в тяжелый полынный кисель.

Кроме шуток, работа наблюдателем на выборах — это скучный, тягостный, выматывающий и неблагодарный труд. В лучшем случае, ты весь день просидишь, выглядывая во все глаза возможные нарушения, а их (нарушений) не случится. В худшем же случае ты кого-нибудь поймаешь «на горячем», и тогда начнутся скандалы, крики, разбирательства с полицией, далеко идущие обвинения, а также (опционально) погони, драки, истерические припадки и судебные преследования. А главное, в обоих случаях работа наблюдателя почти наверняка никак не повлияет на итоги выборов.

Впрочем, определенная польза от деятельности наблюдателей все-таки есть, и поэтому они до сих пор присутствуют на выборах разных уровней, хотя золотая эра общественного контроля и осталась в прошлом.

Мне достался участок №186, УИК которого располагался в школе №28, той самой, которой менее года назад присвоили имя историка Ключевского. По первому впечатлению — школа как школа, только бросаются в глаза висящие на стене работы из проекта художника Дениса Коробкова «Пенза одном глазком» (В двух словах: художник ставит старую фотографию Пензы рядом со снимком того же места, но только в его современном виде. Сравнивать «было» и «стало» довольно интересно и поучительно). Оказывается, Алексей Мирясов, директор школы №28 и, по совместительству, председатель УИК №186 был учителем Коробкова, и продолжает поддерживать с ним отношения.

Наблюдатели и члены комиссии далеко не всегда относятся друг к другу хорошо, но в данном случае все было вполне вежливо и взаимоуважительно. Проблем не возникало; все, что просил, я, как наблюдатель, получил.

Избирательные урны пусты и опечатаны, тетради со списками проверены на предмет ереси, стартовые цифры озвучены, все действующие лица заняли свои позиции. Можно начинать, тем более, что у входа уже столпилась первые голосующие.

С первого же часа самым популярным вопросом избирателей становится «Куда кидать бюллетени?». Выборы идут и по партийным спискам, и по одномандатному округу, поэтому людям выдают по 2 бюллетеня. Урны тоже две. Из-за этого многие избиратели начинают решать в уме задачку про Буриданова осла: использовать для голосования правую или в левую корзину, или бросить в каждую по одной бумажке? Может быть, для каждого вида бланка — своя урна? Ответ членов комиссии: бросайте в ту урну, которая вам нравится, хоть по одному бюллетеню, хоть по два.

Несмотря на эти замешательства перед корзинами для голосования, утром выборы идут бодро. Явка избирателей относительно неплохая, особенно в период с 9 до 10 часов. Позднее станет понятно, что это был максимум, и дальше будет хуже.



Музыки на участке нет, хотя на соседнем 188-м (располагается в этой же школе) играет, кажется, радио. Некоторые избиратели заходят и упрекают: «Что же это вы, даже без музыки сидите?» Члены комиссии пару раз озвучивают предложение — давайте тогда сами споем. Однако в итоге никто так и не спел. У наблюдателей своя работа — наблюдать. Но нарушений нет, или практически нет.

Член комиссии случайно выдает избирателю два одинаковых бюллетеня вместо двух разных, но быстро исправляет ошибку, — до того, как она успела повлиять на итоги голосования. Отбой, ложная тревога.

«А почему это у меня в бланке уже проставлена галочка?» — возмущается избиратель.

«Да это же просто такой значок партии, а вам галочки надо ставить совсем в другом месте, в квадратиках», — объясняет член комиссии.

Действительно, эмблема некоторых партий содержит в себе галочку. Может быть, стоит запретить так делать, чтобы не смущать людей. Но пока - опять отбой. Нарушение отсутствует.

Голосование протекает без проблем, и наблюдатели начинают скучать. Чтобы развлечь себя, начинаю выводить какие-то обобщения на тему того, как именно люди кидают свои бюллетени в урны для голосования. Некоторые складывают бланки пополам — наверное, чтобы никто не увидел, где проставлены галочки. Другие забрасывают бюллетени в урны аккуратно, по одному листочку. Но чаще всего люди складывают оба бланка вместе. Тонкая стопка из двух бюллетеней при падении распадается на две части, словно полено под ударом топора. Это, кстати, очень помогает при наблюдении за выборами: сквозь прозрачные стенки урны легко можно увидеть, что внутрь брошены именно два листочка.

Впрочем, вскоре становится понятно, что пристальное наблюдение за урнами для голосования имеет, скорее, ритуальное значение. Эти урны явно проектировались с учетом рекомендаций от гражданского сообщества. В итоге мы получили чудо инженерной мысли, отголосок скандалов с фальсификациями 2011-2012 гг. Мало того, что урны стали прозрачными. В их отверстие теперь крайне сложно «вбросить» — затолкать сразу целую пачку бюллетеней.

Там застревает даже одна бумажка, если ее не слишком плотно сложить пополам. А если кто-то захочет вбросить целую пачку бюллетеней, то сделать это тихо у злоумышленника почти наверняка не получится — его натужные действия заметит даже самый невнимательный наблюдатель.

Так что мне остается лишь следить за тем, что принцип «один человек — две бумажки» выполняется неукоснительно. А сколько уже прошло времени? Всего-то два часа? Вот же морока...

В 3-ем округе и, в частности, на участке №186, должна была состояться грандиозная битва между двумя одномандатниками, главными претендентами на кресло депутата Законодательного Собрания — Сергеем Егоровым (от «Единой России») и Антоном Столяровым (от КПРФ). Предвыборная кампания с участием этих кандидатах выделялась на общем фоне своей скандальностью и насыщенностью. Однако я, признаюсь, практически всю эту историю проспал, застав лишь ее далекий отголосок.

Но я-то что, я не живу на территории 3-го округа. Главное, что сами избиратели данного района, судя по их действиям, не прониклись всей эпичностью предвыборных баталий. Явка была откровенно слабая, люди не пришли на участок. Видимо, они не поверили, что эти выборы могут что-то изменить и потому нужно непременно прийти и проголосовать.
Антон Столяров ждал, наверное, генеральной битвы с массой провокаций, фальсификаций и столкновений. В реальности же имелся довольно вялый процесс с несколькими отдаленными «боевыми эпизодами».

А в понедельник стало понятно, что Пенза вообще голосовала без особого интереса (в выборах поучаствовало примерно 33% избирателей). Конкретно на 186 участке явка была еще меньше - около 28%.

Люди шли вяло, наблюдатели скучали. Самое время было осмотреться, чуть получше изучить школу, в которой располагался избирательный участок. Выборы, тем временем, идут своим чередом. Ближе к 12 часам просыпаются молодые и относительно молодые избиратели. Совсем молодых, голосующих в первый раз в жизни, очень мало. Брошюрки, которые полагается им раздавать, остаются почти невостребованными.

Судя по моим наблюдениям, большая часть голосовавших в этот день на данном участке все-таки являлись пенсионерами и людьми предпенсионного возраста. Участок №186 — территориально небольшой, одна улица и один проезд. Поэтому голосование идет немножко по-деревенски, не слишком официально. Многие явно знакомы друг с другом — здороваются, общаются, обсуждают бытовые новости. Некоторые подсаживаются к членам комиссии и ведут с ними душевные беседы, благо работы у представителей УИК мало.

На участке никто не агитирует, мало, кто вообще обсуждает проходящие выборы. Иногда складывается впечатление, что люди просто пришли к своим знакомым учителям, чтобы поболтать с ними по старой памяти.

Развлечений для наблюдателя нет почти никаких. Периодически в кабинках происходит авария — отваливается столик. Ну, хоть какое-то событие. Но поломки быстро исправляются, и выборы вновь погружаются в атмосферу сонной монотонности. Остается вновь наблюдать за урнами для голосования. Один человек — две бумажки. Удар топора — и полено разлетается надвое. Еще один выбор сделан.

А сколько там прошло времени? 6 часов? Но ведь и осталось еще столько же. Как же долго...

Ближе к 16 часам поток людей иссякает практически полностью. Два десятка человек за час — это ничтожно мало. К вечеру явка снова увеличится, но не намного и не надолго. (Всего в этот день на участок пришло около 400 человек из почти 1500 избирателей).

Сидеть на месте уже невозможно. Проклятый стул раздражает спину, мышцы затекли. Приходится бродить из стороны в сторону, изучая наизусть нехитрую обстановку избирательного участка.
По десятому разу пересматриваю информационные материалы, развешанные на стенах, вглядываюсь в фотографии кандидатов. Многие фото настолько отфотошоплены и пересвечены, что лица на них можно намазывать на хлеб вместо масла. Другие кандидаты так таращатся со своих фотоснимков, что становится не по себе. Попадаются, впрочем, и вполне приятные фото. Интересно, можно ли считать незаконным конкурентным преимуществом то, что ты хорошо получаешься на предвыборной фотографии?

Еще можно наблюдать за тем, как редкие избиратели входят в кабинки для голосования. Эти кабинки поглощают людей, перекусывая их своими светлыми шторками, словно зубами, пополам, оставляя лишь ноги. Нижнюю часть избирателя мы видим, а его руки и голова находятся сейчас в какой-то другой реальности — в реальности, где принимаются важные решения. Хочется верить, что в этом процессе действительно задействуется голова.



Одна из кабинок, кстати, опасно наклоняется, грозя завалиться и придавить неосторожного избирателя. Однако в итоге конструкция так и не упала. Эта кабинка —словно дурное чеховское ружье, которое висит весь спектакль на стене, грозится вот-вот выстрелить, но так и не стреляет. Жаль, нельзя пожаловаться в ЦИК на нарушение закона драматургии.

Близится вечер. Стресс и напряжение проявляется у всех по-разному. У кого-то идет кровь носом, у кого-то начинает болеть голова (впрочем, может быть, тут виновато солнце, которое, как известно, сжигает нам все магнитное поле). Лично у меня устают глаза, свет в помещении начинает раздражать.

То тут, то там возникают приступы спонтанного веселья и смеха — так организм борется с психологической нагрузкой. К концу дня на участке появляется атмосфера взаимного доверия, ведутся душевные разговоры. Возможно, это какой-то вариант Стокгольмского синдрома, не знаю. Скорее всего, дело в том, что просто невозможно целый день на полном серьезе измерять друг друга подозрительными взглядами.

Но финал, наконец-то, уже вот-вот настанет. Избиратели, тем не менее, все еще приходят на участок. Последние прибывают за 20 минут до закрытия.

Примерный график явки на участке по часам
Примерный график явки на участке по часам


20:00. Мучительный 12-часовой марафон завершается, но самое сложное еще впереди. Сразу после закрытия участка члены УИК начинают очень быстро, но при этом очень медленно подводить итоги голосования. Я не знаю, как у них это получается - действовать одновременно и быстро, и медленно.

Результатов приходится ждать еще примерно полтора часа. Немного неожиданным для меня оказывается относительно высокий процент голосов за «Справедливую Россию» (около 12%), но в целом все довольно предсказуемо. На 186 участке ЛДПР получила примерно 13%, КПРФ — 22%, а «Единая Россия» — 46%. Другие партии (В выборах участвовало целых 10 партий, вы не знали? Я лично не знал.) набрали гораздо меньше голосов, как, впрочем, и ожидалось.

По одномандатному округу на данном участке все-таки победил Сергей Егоров, но и Антон Столяров выступил неплохо (188 против 120 голосов). Два оставшихся кандидата набрали значительно меньше, но их результаты, по крайней мере, не болтались в районе статистической ошибки.

Как и на выборах прошлого года (тогда это были довыборы в гордуму), Антон Столяров показал, что способен составить достаточно серьезную конкуренцию кандидату от «партии власти». Однако, как и в прошлом году, он все же проиграл — и на 186 участке, и, как выяснилось позднее, в этой кампании вообще. Сенсации не получилось.

За весь день я так и не обнаружил никаких серьезных нарушений, хотя некоторые мелочи все же попадались. Например, на стене участка весь день висел увеличенный протокол (даже 2 — по партийному списку и по одномандатному округу), и по мере подведения результатов выборов его, по идее, полагалось заполнять. Так вот, заполнять его тогда не стали. Однако я к этому моменту так устал, что даже и заикаться не решился об этом плакате.

Чихать я на него хотел, ведь через несколько минут я уже получил заверенную копию протоколов со всеми нужными цифрами. А значит, я мог, наконец, сбежать на волю и вдохнуть свежего ночного воздуха. Долгий день остался позади, и это было прекрасно.

Источник фото: фото автора

Тэги: Откровение наблюдателя. Долгий день №186 , выборы, депутат, Законодательное собрание Пензенской области, Законодательное собрание, Пензенская область, власть, нарушение, школа, Денис Коробков, Алексей Мирясов, Пенза, избирательная урна, бюллетень, голосование, избиратель, музыка, итоги, партия, Сергей Егоров, Единая Россия, Антон Столяров, КПРФ, кандидат, УИК, итоги голосования, Справедливая Россия, ЛДПР, протокол

16
Комментарии (2)
0
Юрий Тюрин
Во первых ,Вы сами изъявили желание,и дали согласие ,что бы участвовать в выборах,как наблюдатель,не так ли?! И почему Вам было так скучно?! Я так же был наблюдателем на 183 участке,было все нормально.Познакомился с замечательными педагогами,с директором школы 65,время прошло незаметно.Предлагали кофе,пирожки и т.д.,хотя я с собой брал термос.С 10.00 до 12.00 принял участие в выездном голосовании,согласно заявок.Был один интересный случай,одна старушка долго рассматривала бюллетени,и говорит;А ,где "рыженькая номер один", если её нет то ни за кого голосовать не буду.Так и опустила пустые бланки.На участке кормили всех наблюдателей,всех несмотря на партийную принадлежность.Наблюдатели тоже между собой сдружились.Конечно было много споров,но все мирно и дружелюбно.Явка на учаске40,5%,думаю нормально.А урны действительно неудобные,при выямке есть большая вероятность порвать бланки,бумага тонкая.
0
Антон Инюшев
Юрий, я думаю, тут дело в различии наших темпераментов. А ваши впечатления от работы наблюдателя тоже интересны.
Добавить комментарий