RU
/
ENG
Войти
/
Регистрация
вход для пользователей

«Социально чуждые», или профессия — депутат

29 Августа 2017
Отражает ли представительский корпус законодательных органов власти социальную структуру пензенского общества.



Full house


Совсем недавно наш эксперт позволил себе в этом усомниться. Собственно, то же самое, и даже с большей долей уверенности можно сказать и о депутатах областного Законодательного собрания, к тому же если учесть, что в регионе издавна существует значительное неравенство доходов городского и сельского населения.

О том, кто сегодня заседает в Государственной думе, и говорить не приходится. Интересно, что в состав всех четырех дореволюционных Дум от Пензенской губернии входили от одного до трех представителей крестьянства. Можно, конечно, одного из наших нынешних думских депутатов — Ивана Фирюлина — тоже условно причислить к крестьянскому сословию, но, скорее всего, он больше подходит под определение крупного латифундиста.

Повторимся, что значительное большинство в региональных Собраниях сегодня составляют владельцы и топ-менеджеры крупных промышленных, финансовых и коммерческих предприятий или лица, так или иначе обслуживающие этот бизнес. Люди в своей средней массе не бедные. О размерах кошельков депутатов Заксобра мы сообщали, о доходах народных избранников Пензы и членов их семей можно полюбопытствовать здесь.

Мы не говорим о том, что в законодательных органах должны заседать сплошь фермеры, пенсионеры, розничные лоточники, учителя, врачи или, упаси бог, кухарки. Мы лишь констатируем тот исторически сложившийся факт, что ни по социальному статусу, ни по материальному достатку состав второй власти мало соответствует социальной структуре пензенского общества. О том, почему так случилось, поговорим ниже, а пока — почему не соответствует.

Пирог с прослойками


Дабы избежать упреков в «левизне», пришлось искать авторитетные источники. Разговор о региональных особенностях социальной структуры Пензенской области — тема довольно щекотливая, но нам удалось раскопать более-менее свежее исследование по этому вопросу. Одноименная работа доцента кафедры госуправления и социологии региона ПГУ Эдуарда Алехина и студента университета Ивана Атяшкина была опубликована в №4 журнала «Теория и практика общественного развития» за прошлый год.

«К сожалению, для социальной структуры Пензенской области характерны значительное преобладание прослойки бедного населения и колоссальный разрыв между уровнем жизни бедных и богатых, — констатируют авторы. — Большую часть жителей Пензенской области можно отнести к тем социальным слоям в структуре российского общества, которые испытывают серьезные материальные затруднения. По оценкам экспертов, за чертой бедности в Пензенской области находится каждый шестой житель».



Авторы исследования создали теоретический конструкт, позволив себе поделить население области на три класса в зависимости от дохода, наличие образования, недвижимого и движимого имущества. По их мнению, к высшему классу Пензенской области относятся люди, имеющие высшее образование, недвижимость, ежемесячный доход свыше 130 тысяч рублей и возможность приобрести личный автомобиль не в кредит. К этому классу они относят высшее руководство региона, судей Арбитражного и Пензенского областного суда, представителей крупного бизнеса, сотрудников областной прокуратуры, депутатов Законодательного собрания Пензенской области и высшее руководство органов государственной власти.

Средний класс, в свою очередь, по доходам и сферам деятельности также условно разделяется на «низший», «средний» и «высший». «Высший»: ежемесячный доход в 80 – 130 тысяч рублей (предприниматели малого и среднего бизнеса, руководство вузов, руководителей филиалов банков и т.д). «Средний»: 50 – 80 тыс. рублей (старший офицерский состав вооруженных сил и полиции, работники банковского сектора и страхового сегмента). «Низший» средний класс: 30 – 50 тыс. рублей (работники медицинской сферы в ранге не ниже заведующих отделениями, младший офицерский состав вооруженных сил и полиции, юристы, бухгалтера, профессорско-преподавательский состав вузов и др.).

Низший класс, по мнению авторов, характеризуется низким уровнем дохода (до 30 тысяч рублей). Основной его отличительной чертой является наличие кредитов на приобретение автомобильного транспорта, товаров длительного пользования (компьютера, холодильника, телевизора и др.).

Вторая профессия


Такое вот исследование. Применительно к рассматриваемой теме оно также примечательно тем, что даже ученые-социологи включили депутатов в список региональной элиты, зарабатывающей больше всех. Таким образом, с одной стороны, авторы стали жертвой распространенного заблуждения о том, что депутатство — это профессия. С другой, косвенно подтвердили, что эта «профессия» может приносить доход.

О том, почему в Пензе депутатами чаще всего становятся бизнесмены, еще три с лишним года тому назад на сайте «Русская планета» интересно рассуждал пензенский политолог и руководитель информационно-аналитического центра «Парето» Анатолий Бодров в материале нашего коллеги Владислава Белякова.

«Такая тенденция наблюдается с 1997 года. Это был первый состав корпуса, когда бизнесмены заняли большинство мест, вытеснив представителей бюджетных сфер — главврачей и директоров школ, председателей профсоюзов и руководителей тогда еще государственных предприятий. Сейчас мы видим доминирование представителей частного бизнеса. Причем его руководящего звена. Это владельцы, учредители, первые лица. Точно такая же картина наблюдается в Пензенской городской Думе».

Далее политолог указывает подробную причину доминирования бизнесменов в местных законодательных органах. Сегодня добавить к его рассуждениям практически нечего, кроме некоторых частностей, происходивших и происходящих на глазах жителей области и областного центра. Остается лишь наблюдать за дальнейшей эволюцией «представительного бизнеса» пензенских предпринимателей в законодательных органах.

А пока хотелось бы еще раз напомнить, что депутатство — это не должность и не профессия, хотя позиционируется оно сегодня именно так. Профессия у большинства народных избранников — это предпринимательство или обслуживание бизнеса. А народное представительство, как представляется, — вид побочной деятельности, приносящей кому-то моральные, а кому-то и материальные преференции.



Иначе трудно объяснить непреодолимую тягу экономических столпов общества к участию в разного рода избирательных кампаниях. Потому что, при всем желании, филантропами большинство из них трудно не только назвать, но даже представить.

От редакции


Как известно, редакция не всегда полностью разделяет мнение авторов публикуемых материалов. Представленный материал — как раз именно тот случай. Автор ставит для себя вопрос «Отражает ли представительский корпус законодательных органов власти социальную структуру пензенского общества?». И дает на него, разумеется, отрицательный ответ. Между тем, здесь следует задаться вопросом: а должен ли он это отражать? Если мы взглянем на структуры демократических институтов, то поймем, что за всю историю человечества ничего такого они не отображали.

Начиная от «прямой демократии», греческих полисов, где ее осуществляли только взрослые свободные мужчины, уроженцы города, обладающие земельной собственностью в пределах его территории. И заканчивая советским периодом: СССР довоенной поры, когда представительные органы выбирались голосованием по месту работы — обеспечивая власти исполнительной вполне контролируемую базу в Советах. Про имущественные и иные цензы буржуазных демократий и вспоминать излишне. Даже при самых наидемократичнейших выборах в Европе, «входной билет» — стоимость предвыборной кампании столь высок, что состав их представительных органов тоже мало соответствует социальному составу.

По факту, мы имеем дело с тем, что любые представительные органы не соответствуют идеалу и своему прямому лексическому значению — не представляют пропорционально население страны. Разве что процент умалишенных более или менее коррелируем, но они не составляют отдельной социальной группы. Представительные органы формировались и формируются по принципу легитимизации фактически присвоенной власти.

Оттого эта власть выдвигает и продвигает в представительные органы тех, кому в данный момент избиратели склонны доверять. И это не врачи, не учителя, не фермеры… И даже, как ни странно, не высоколобые ученые мужи. Это именно представители бизнеса. Поставьте бизнесмена с любым из перечисленных — он непременно победит на голосовании. Причем сочувствовать будут фермеру и академику, но изберут бизнесмена. Поскольку при нынешней общественной ситуации именно на него надеются в решении неотложных вопросов.

Теперь о том, какие вопросы они на самом деле там решают. На уровне муниципалитета мы действительно сталкивались неоднократно с тем, что депутаты-бизнесмены по большей части решают вопросы своего бизнеса. И в сфере ЖКХ, и в сфере общественного транспорта, и в сфере строительства. Но это уже постепенно отходит в прошлое. Достаточно вспомнить «семеновский полк» от SKM-Group, оккупировавший Гордуму прошлого созыва, но к следующему созыву практически полностью демобилизованный.

Более того, мы сейчас к выборам в Законодательное собрание наблюдаем едва ли не парадоксальную картину: отказ от предвыборной гонки практически всех крупных и успешных бизнесменов области (не без исключений, конечно, дабы никого не обидеть). Они не считают для себя депутатские мандаты чем- то интересным. Мы видим, конечно, приток молодых и перспективных «людей дела». Но это воспринимается как призыв на обязательную службу. Мы наблюдаем тенденцию, когда не бизнес стремится использовать представительную власть, а в представительную власть привлекают бизнес для повышения авторитетности.

Теги: «Социально чуждые», или профессия — депутат, депутат, власть, Законодательное собрание, Иван Фирюлин, бизнес, Пенза, Пензенская область, Эдуард Алехин, Иван Атяшкин, население, бедный, богатые, доход, образование, имущество, низший класс, средний класс, высший класс, кредит, Анатолий Бодров, Владислав Беляков, предпринимательство, СССР, демократия, вопросы, ЖКХ, транспорт, строительство, SKM Group, выборы

23
Комментарии (2)
0
Светлана
Интересные размышления... Бизнес у депутатов растет?
0
Сафар Ауитов
По поводу последнего абзаца - полная чушь. Ну да, ну да. "Отказ от предвыборной гонки" - это веяния Запада, где бизнес давно понял, что представительствовать в советах выгоднее и для имиджа, и для дела не лично, а, простите за каламбур, с помощью своих представителей. Самый "продвинутый" наш бизнесмен Лаврентьев - тому подтверждение. Ушел из Гордумы, оставив там как минимум парочку адептов, и не выставляется в Заксобр, тоже оставляя на округе человека из своей обоймы. А бизнес да, растет и прирастает.
Добавить комментарий