RU
/
ENG
Войти
/
Регистрация
вход для пользователей

«Наша жизнь такая, потому что мы такие?»: социально-философский анализ

1 Августа 2018
профессор Андрей Мясников

Недавно обратил внимание на то, что в разговорной речи стало чаще употребляться выражение «Не мы такие — жизнь такая», и решил поразмыслить над этим интересным явлением языкового сознания с точки зрения современной практической философии, ведь разговорный язык очень точно передаёт изменения в самой жизни современников, показывает умонастроение, которое определяет ежедневные поступки.

33.jpg

Сама фраза «Не мы такие — жизнь такая» впервые появилась в бандитском киносериале «Бумер» (2003 года выпуска), описывающем «лихие 90-е», и стала прочно ассоциироваться с деятельностью полукриминальных группировок и бандгрупп, члены которых нарушали моральные и юридические законы, и пытались оправдать себя в глазах законопослушного общества, и в своих собственных глазах тем, что мир лежит во зле.

 За последующие 25 лет они постепенно превратились в легальные «команды», выполняющие самые разные задачи, но при этом слоган не потерял своего значения – оправдать свои нечестные, несправедливые, преступные поступки с помощью таких аргументов: 1) не только я так поступаю, а «мы», т.е. почти все так делают, 2) сама жизнь как совокупность обстоятельств и условий требует от нас такого поведения, и по-другому мы не выживем.

Такой оправдательно-утешительный смысл обычно находит отклик и поддержку у многих взрослых людей, и особенно у должностных лиц, хорошо знающих о своей личной ответственности за неисполнение установленных правил и условий. Но эта утешительная позиция быстро начинает навевать какую-то скуку, тоску и в большей степени склоняет к религиозному умонастроению…

С точки зрения современной практической философии слоган «Не мы такие — жизнь такая» представляет собой типичную установку несвободного сознания, признающего полную зависимость человека от природных и социальных условий жизни. Эта установка позволяет ослабить внутреннее моральное напряжение, вызванное конфликтом разумного долга и реальных поступков (интересов), не соответствующих его требованиям.

Этот конфликт порождает внутренний разлад с собой, и является мучительным испытанием для человека, а тем более, если совершаемые поступки имеют преступный характер и несут угрозу правам и интересам других людей.
 Поэтому несвободный человек нуждается в самооправдании, чтобы заглушить в себе справедливые обвинения разума и продолжить своё выживание. Но такая жизнь оказывается не очень приятной, почти безрадостной без постоянной анестезии в виде алкоголя и других допингов, отключающих разум.

По сути, это тупиковый путь, превращающий человека просто в животное или марионетку обстоятельств, поэтому практическая философия предлагает искать выход в противоположном направлении

Для практической философии интересен такой мировоззренческий эксперимент: попробуем перевернуть смысл нашей утешительной фразы, и посмотрим, что получится.

«Жизнь такая, потому что мы такие».


Получается своего рода моральный упрёк-суждение, которое не снимает с человека ответственности за его жизнь, а наоборот, усиливает эту ответственность, в том числе и личную. Здесь мы имеем дело уже не с зависимым и принудительным состоянием человека, от которого ничего не зависит в жизни, а со свободным, деятельным бытием, которое именно создаёт саму нашу жизнь.

Принятие смиренно-утешительной жизненной установки позволяет человеку немного успокоиться, и частично нейтрализовать свою критическую разумность. Но поменяется ли от этого сама жизнь к лучшему? Это не простой вопрос.

Как утверждают многие психологи, человек может поменять своё отношение к жизненным обстоятельствам (проблемам), и тем самым облегчить свои переживания и даже улучшить своё самочувствие, но сами эти проблемы и обстоятельства останутся, например, болезни, бедность, отсутствие жилья и комфорта, недостаток общения, агрессивная среда и др. Конечно с ними можно смириться, свыкнуться, но это будет состояние вынужденного выживания, но почему-то большинство людей стремится к реальному улучшению своей жизни, а не только к морально-психологической адаптации и самоутешению.

При этом признание объективного положения вещей, и прежде всего, своего действительного положения, своих реальных возможностей открывает перед человеком новую перспективу земной самореализации. Если мы признаём, что наша жизнь делается именно нами, и мы непосредственно участвуем в её созидании, то выходим на новый уровень свободы и самостоятельности, хотя при этом берём на себя и большую ответственность, включая возможные риски и опасности . Но открывая для себя более высокую степень свободы, человек становится более могущественным, он обретает больше власти, он больше может сделать в своей жизни.

Нужно ли это человеку? На этот вопрос каждый человек будет отвечать персонально, и решать по-своему. Практическая философия лишь показывает, что выбор своей степени свободы остаётся за самим человеком, и этот выбор будет во многом определять качество жизни.

Вот теперь пора поговорить о степенях человеческой свободы. И чтобы наш разговор был не пустым, я предлагаю соотнести свободу с самостоятельностью. Эта мысль побудила меня разработать шкалу человеческой свободы-самостоятельности, которая состоит из 10 степеней.

Потребность в такой шкале назрела уже давно, и для практической философии особенно. Ведь когда большинство наших сограждан говорят, что они несвободны, то на самом деле они имеют в виду только определённую степень своей свободы (например, пятую или шестую). С помощью новой модели степеней свободы каждый человек может легко оценить своё реальное положение и увидеть перспективу для развития. А главное — эта модель позволяет человеку ясно понимать, что он каждый раз свободен в определённой степени.

Итак, с чего начинается человеческая самостоятельность, т.е. способность ставить перед собой цели и достигать их собственными силами? Конечно, с раннего детства, когда ребёнок ещё только учится управлять своим телом.

Первая степень свободы — это физическая самостоятельность человека, которая обычно достигается ребёнком к 3 годам, и проявляется в умении ходить, принимать пищу, говорить и элементарно заботиться о себе.

Вторая степень свободы начинается с психо-эмоциональной самостоятельности, и связана с осознанием своего Я, своих желаний и внешних правил. Обычно она достигается ребёнком к 7 годам.

Третья степень свободы — это интеллектуально-волевая самостоятельность, которая формируется в подростковый период. На этом этапе развития человек начинает сознавать своё особенное бытие в мире, и начинает утверждать себя в качестве деятельного и вместе с тем ответственного субъекта. На этом этапе у подростка складываются мировоззренческие понятия и практические принципы поведения.

Четвёртая степень — правовая самостоятельность или юридическое совершеннолетие, в нашей стране наступает в 18 лет. На этом этапе человек получает полную формальную независимость от своих родителей-опекунов, и вместе с тем приобретает полную личную ответственность за свои действия. Дети обычно хотят побыстрее стать взрослыми, чтобы не зависеть от родителей, но став взрослыми, ностальгируют о беззаботном детстве.

Пятая степень — экономическая самостоятельность в разных обществах достигается по-разному. В современных условиях молодые люди обычно обретают её после получения профессионального образования и последующего трудоустройства. Когда они начинают себя материально обеспечивать, то становятся по-настоящему взрослыми людьми.

Шестая степень свободы может быть названа социальной самостоятельностью, которая выражается в создании собственной семьи, рождении и воспитании своих детей, т.е. в создании новой «ячейки общества». Этот этап взросления человека (мужа и жены) одновременно налагает и новую ответственность за семью и детей, за благополучие своего рода.

Седьмая степень свободы — политическая самостоятельность − будет последовательно вытекать из предыдущей, так как забота о своём будущем и будущем своей семьи-рода-народа предполагает политическую зрелость и выражение своих частных интересов в политической сфере, т.е. в сфере распределения материальных благ. Наличие политических убеждений, интересов и активности свидетельствует о вдумчивом и серьёзном отношении к земной жизни, к будущему своих потомков.

Восьмая степень свободы предстаёт как нравственно-религиозная самостоятельность человека, и обычно достигается в зрелом возрасте, когда на основе жизненного опыта складывается собственная система нравственных ценностей и религиозных убеждений. Осознание конечности земной жизни придаёт человеку большую уверенность в своих принципах, формирует веру в неискоренимость добра и надежду на бессмертие души.

Девятая степень свободы проявляет себя в творческой самостоятельности человека, которая является свободным самовыражением, творческим созданием различным материальных и нематериальных благ, ценностей, которые доставляют удовольствие и самому творцу, и другим людям, которые ими пользуются.

И десятая степень — высшая ступень человеческой самостоятельности – это гениальность. Она предполагает, что творческая активность человека достигает общечеловеческого, мирового признания, и нацелена на будущие поколения людей. Гениальные творения помогают жить потомкам и сохраняются как драгоценное наследие, дарующее истину, красоту и добро. Эта высшая степень свободы для многих людей остаётся важнейшим ориентиром и образцом, источником вдохновения и утешения, критерием правильности и совершенства.

Как только мы признаём любого взрослого человека свободным (как минимум в четвёртой степени), т.е. совершеннолетним, то исходная фраза «Не мы такие — жизнь такая» теряет свой оправдательно-утешительный смысл. Ведь совершеннолетний человек обязан отвечать за свои поступки, потому что признаётся государством и обществом свободным в выборе своих поступков и способным предвидеть их ближайшие последствия.

Вывод: «Наша жизнь такая, потому что мы такие», и можем её менять в зависимости от достигнутой степени свободы.

Теги: «Наша жизнь такая, потому что мы такие?»: социально-философский анализ

8
Комментарии (0)
Добавить комментарий