Войти
/
Регистрация
вход для пользователей

Цена врачебной ошибки — жизнь пациента

3 Февраля 2018
Дмитрий Гулин

Почти столетие назад — в июле 1918 года — на V Всероссийском съезде Советов рабочих, солдатских, крестьянских и казачьих депутатов в докладе Владимира Ленина прозвучала фраза: «Не ошибается тот, кто ничего практического не делает…» Однако речь у нас сегодня пойдет, конечно, не о прозорливости «вождя революции», который наделал этих ошибок – не дай Бог, никому более, — а об врачебных ошибках. При этом столь странный «подход» к теме объясняется нашим желанием, чтобы данную публикацию рассматривали, лишь как констатацию фактов, с целью описания событий, имеющих большой резонанс в обществе. А именно — приговор Черемушкинского райсуда Москвы и определение Первомайского райсуда Пензы. А то, что даже врачебные ошибки у всех врачей разные – и без того понятно…

4.jpg

В начале прошлой недели суд вынес обвинительный приговор руководителю гематологической службы московской Городской клинической больницы (ГКБ) №52 Елене Мисюриной (кандидату медицинских наук, врачу-гематологу  с 20-летним стажем).

22 января она была приговорена к двум годам лишения свободы — ее взяли под стражу в зале суда и отправили дожидаться результатов апелляции в московское СИЗО №6.В тексте приговора, как сообщают федеральные информагентства, со ссылкой на адвоката осужденной, поясняется, что ребенок Елены и родители-инвалиды – безусловно, относятся к обстоятельствам, «смягчающим вину», однако ее «исправление не может быть достигнуто без изоляции от общества».

***

Врач-инфекционист ГБУЗ «Пензенский областной клинический центр специализированных видов медицинской помощи» («ПОКЦСВМП») Г. (недавний выпускник мединститута пензенского «политеха») судебное заседание, на котором рассматривалось гражданское дело вдовы его пациента, не прибыл, хотя «о месте и времени слушания дела» был «извещен надлежащим образом».

***

25 июля 2013 года на прием к Елене Мисюриной — на тот момент врачу частного онкологического центра – пришел пациент с несколькими заболеваниями, в том числе – раком предстательной железы и миелофиброзом с переходом в стадию острого лейкоза. По словам самой Елены, на приеме она сделала пациенту трепанобиопсию – процедуру, во время которой врач берет специальной иглой пункцию костного мозга из подвздошной кости. Данная процедура заняла 15 минут, после чего пациент еще около часа находился в клинике, а затем уехал на работу. При этом его состояние было удовлетворительным – жалоб на самочувствие не было.

Однако вечером того же дня мужчине стало плохо — с диагнозом «острый аппендицит» его доставили в стационар крупной частной клиники. Там на следующий день ему было сделано МРТ, показавшее «массивную забрюшинную гематому». После операции он скончался, а в его смерти обвинили Елену Мисюрину, которая брала у него биопсию четырьмя днями ранее.

***

2 ноября 2016 года с рвотой и сильными болями в правом боку в ГБУЗ «ПОКЦСВМП» на машине «скорой помощи» доставили пожилого пензенца. По словам его супруги, только 5 ноября 2016 года его осмотрел врач инфекционист Г. — то есть 2, 3 и 4 ноября ему не оказывалась медицинская помощь, в которой он так нуждался. Все это время (каждый день) женщина посещала мужа в больнице.

Состояние мужчины все ухудшалось. Вечером 9 ноября 2016 года он был отправлен в ГБУЗ «Клиническая больница №6 имени Захарьина», где ему уже был поставлен диагноз — подозрение на «перитонит». Экстренно была проведена операция. Однако время было упущено, случился перитонит и интоксикация организма. 21 ноября <пациент> скончался…

***

Суд первой инстанции счел установленным факт того, что проводя трепанобиопсию, врач Мисюрина «нарушила методику, тактику и технику выполнения указанной манипуляции» и своими действиями причинила пациенту сквозные повреждения кровеносных сосудов, от которых последний через несколько дней скончался.

И приговорил ее – по части 2 статьи 238 УК РФ – Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекших смерть – к двум годам колонии общего режима.

***

Из заключения экспертизы, произведенной в отделе сложных экспертиз ГБУЗ «Областного бюро судебно-медицинской экспертизы»: «…В действиях врачей ГБУЗ «Пензенского областного клинического центра специализированных видов медицинской помощи» («ПОКЦСВМП») при лечении <пациента> имели место диагностические недостатки и нарушения организации процесса оказания медицинской помощи.

По мнению экспертной комиссии, при оказании медицинской помощи <пациенту> диагноз основного заболевания «Неспецифический язвенный колит» в период стационарного лечения в ГБУЗ «ПОКЦСВМП» не установлен.

Диагностические мероприятия проведены не в полном объеме (не проведена ультразвуковая диагностика органов брюшной полости, не взят анализ на снижение диуреза, отсутствует учет количества мочи, не проведено обследование толстой кишки), имеются нарушения организации процесса оказания медицинской помощи в части задержки и обследования пациента. Анализы взяты лишь 7 ноября, консультация хирурга только через 11 часов при возникновении клиники острой хирургической патологии, обоснование клинического диагноза выполнено 9 ноября 2016 года, то есть на шестые сутки пребывания в стационаре…»

***

Заметьте, что факт наличия врачебной ошибки в ситуации со смертью пациента врача-гематолога столичной клиники Елены Мисюриной даже не подвергается сомнению. А ошибка, безусловно, была – тому есть заключение патологоанатома. Вот только кем именно была сделана эта ошибка: врачом Мисюриной, врачами, лечившими ее пациента, или… патологоанатомом?

Пиком резонанса данной ситуации можно считать заявление, сделанное вчера вице-премьером Правительства РФ Ольгой Голодец: «Насколько я понимаю, «Москва» будет… обжаловать этот приговор. Этот случай вновь поставил вопрос о месте патологоанатомических служб в системе. Об этом постоянно говорится, и уже нет, наверное, в нашем обществе людей, которые бы не разделяли мнение, что патологоанатомические службы должны быть выведены из системы. Это должна быть независимая служба, которая дает четкую оценку по всем действиям…»

***

Как следует из текста мирового соглашения, заключенного в октябре 2017 года между вдовой <пациента> и представителем ответчика ГБУЗ «Пензенский областной клинический центр специализированных видов медицинской помощи», утвержденного судом, требования в виде компенсации морального вреда, причиненного смертью мужа (1 миллион рублей, плюс расходы на погребение и судебные расходы) были снижены.

ГБУЗ «ПОКЦСВМП» обязался возместить 175 тысяч рублей, в том числе — 105 тысяч рублей до 30 января 2018 года. Заплатит ли какую-либо часть данной компенсации персонально врач-инфекционист Г., который в настоящий момент продолжает работать в одном из отделений больницы, не уточняется.

***

На решение Черемушкинского райсуда Москвы была подана апелляция. Адвокаты взялись защищать ее на безвозмездной основе — на стороне врача-гематолога — даже мэрия столицы: представитель департамента здравоохранения Москвы заявил, что ведомство сделает все возможное «для пересмотра дела Мисюриной».
Источник фото: inform.zp.ua

Теги: Цена врачебной ошибки — жизнь пациента

3
Комментарии (0)
Добавить комментарий