Вход
/
Регистрация
вход ДЛЯ пользователей

«Про это»: честно и от всего сердца

15 Декабря 2017
Вот уже пятый раз в этом году сыгран музыкально-поэтический спектакль «Про это», в котором стихи Владимира Маяковского переплетаются с авторской музыкой и песнями современных исполнителей в джазовой обработке.



Камерное сценическое пространство Дома Мейерхольда наполняют стихами, образами и звуками творческие люди, которые явно нашли друг друга: актёр Пензенского областного театра драмы Павел Тачков (выступивший также в роли режиссера-постановщика действа), телеведущая и певица Екатерина Миленькая и композитор Ирина Одуло (ансамбль No Comments).

У актеров не стоит задача сыграть реальных людей — Маяковского и Лилю Брик/Татьяну Яковлеву. Перед зрителем предстают Поэт и его Возлюбленная, которая работает певицей в музыкальном кафе, они периодически пересекаются то наяву, то в грезах. Их отношения и чувства испытываются на прочность обстоятельствами и настроениями, которые не только блестяще улавливаются Пианистом, но и подчеркиваются за счет музыкальной составляющей спектакля.

О том, как формировался единый творческий организм спектакля «Про это» мы поговорили с участниками проекта.

Маяковский о любви


Павел Тачков:

— Лет 20 назад я «заболел» Маяковским, но решился на постановку только в январе 2017 года. На тот момент у меня уже было два поэтических спектакля («Русская душа» по поэме «Цыгановы» Самойлова с А. Тарховой и «Признание» по стихам Д. Давыдова с М. Серебряковой), весьма удачных.

«Про это» появился, потому что нашлась та актриса, которая была нужна мне — Катя Миленькая, да и Наталья Кугель не отказала в зале, знаете, была мысль играть задуманное именно в доме Мейерхольда.

Очень хотелось рассказать о «моем» Маяковском — страстном, ранимом, ревнивом. У него же потрясающие стихи про любовь — из них и отрывков гениальных поэм «Облако в штанах», «Флейта-позвоночник», «Люблю», «Про это» и родился спектакль.

Екатерина Миленькая:

— В январе этого года мне пришло сообщение от Павла, в котором содержалось предложение посотрудничать. Мы созвонились. Паша тут же спросил, как я отношусь к Маяковскому, и рассказал, что хочет сделать литературно-музыкальный спектакль на его стихи. Он отметил, что видел у меня в соцсетях фотографию в стиле 20-30-х гг., и именно она навела его на мысль сделать мне творческое предложение. А Маяковский — мой любимый поэт, так что все совпало.

Ирина Одуло:

— Этот спектакль был новым опытом для меня. Соединение художественного чтения с живой музыкой — это всегда свободный полет. В стихотворении — свой ритмический рисунок, в музыке — свой. Актер никогда не читает одну и ту же фразу с одной интонацией. Моя задача — это создание единого эмоционального музыкального полотна, которое бы неразрывно связывало все фрагменты спектакля воедино. То есть моя функция — «ловить» актеров на ходу, импровизировать.



Джаз и Маяковский


Павел Тачков:

— Второе название спектакля — «Маяковский в джазе». Именно это направление музыки мне казалось близко творчеству поэта: нечто рваное и нервное. И здесь, конечно, тоже очень помогли Катя и Ирина, исполняющие джаз, мы понимали друг друга практически без слов, нам работалось легко и весело.

Екатерина Миленькая:

— Павел спросил: а как ты думаешь, в каком музыкальном жанре могли бы работать возлюбленные Маяковского, будь они певицами? Ответила, что это, скорее всего, джаз. Затем он прислал сценарий, попросил подумать над песнями, хотя две песни из репертуара «No comments» были выбраны сразу: это «Паспорт» на стихи Маяковского и нашей музыкой и «Я несла свою беду» Высоцкого.

Ирина Одуло:

— Вся инструментальная музыка в спектакле написана мной, она делится на так называемые «подклады» (которые звучат как эмоциональный фон во время чтения стихов и каких-то действий) и на самостоятельные композиции.

Произведение, открывающее спектакль и задающее общее настроение — «Посвящение», первая написанная мною в 16 лет вещь, которую я адресовала своему учителю по фортепиано С.А. Чернышовой. Это единственная композиция в спектакле, не имеющая отношения к джазу.

Вторая авторская вещь, которая по сути делит спектакль структурно надвое, нашлась не сразу. В конечном счете, совместные творческие поиски привели нас (я говорю «нас», потому что здесь Павел Тачков направлял меня идейно, а я уже думала, как это воплотить музыкально) к композиции, которая символизирует разлом в стране, и на фоне этого — личностное взросление героя. Эта вещь плавно вытекает из стихотворения Маяковского «Романс».

Есть еще в канве спектакля песни в исполнении Екатерины. Они все достаточно известны: это песни из репертуара рок- и поп-исполнителей, аранжированные в стиле фьюжн, то есть — сплав латино-американских ритмов, рваного фанка, уверенного джаз-рока и игривого свинга.

Помимо общей стилистики, композиции объединяет единая идея, которая, как выяснилось, вызывает больше всего споров в зрительских рядах. Это песни из разных эпох. Лично я воспринимаю это очень просто: Маяковский опередил свое время как минимум на век. И это для меня объясняет все кажущиеся временные несоответствия в музыкальном материале, да и не только в нем.

Стихам Маяковского очень созвучен современный джаз - напористый и даже агрессивный; какой-то конфликт, душевный разлом, мятеж (который в музыке выражается в разного вида диссонансах, тритонах и малых секундах, в рваных, напряженных, монотонно повторяющихся нотах и ритмических рисунках). Общая картина внутреннего эмоционального состояния в спектакле становится понятна только на контрасте, когда сильное начало сменяется чем-то очень нежным, даже тоскливым, жалостливым и покорным.

О роли Возлюбленной Поэта.


Екатерина Миленькая:

— Как сразу сказал мне режиссёр: ты — не Лиля Брик, не Татьяна Яковлева, ты — Катя Миленькая в предлагаемых обстоятельствах, возлюбленная поэта. Но с тех пор, как Паша произнёс фамилию Маяковского, поэт стал буквально заполнять пространство вокруг меня: жизнь сводила с людьми, которые делились как историческими сведениями, так и слухами вокруг истории романа Маяковского и Яковлевой. Игорь Шишкин, к примеру, подарил мне восьмой том своего Альманаха, а половина этой книги — письма, воспоминания о пребывании Маяковского в Пензе в 1914 и 1927 гг.

Раньше мне была близка Лилия Брик, я считала себя роковой женщиной. Теперь всё больше симпатизирую Яковлевой. Но тем не менее, я не играю ни одну из них.

На последнем спектакле ловила себя на мысли, что совсем не помню, кто я в реальной жизни. Я все думаю: а как поступают великие актёры, «выходят» ли они из роли? Сливаются ли с ней целиком или лишь руководствуются необходимостью надеть маску?

И тут я попала на психологический тренинг — системную расстановку, где человек озвучивал проблему и вместе с психологом выбирал «заместителей» основных героев, в число которых вошла и я. Оказавшись в поле расстановки, «твое» уходит на второй план, а тело, мысли — все это приходит в движение благодаря невидимой, но вполне ощутимой энергии «заказчика». Я поняла: эта практика может помочь на сцене, если представить что «Про это» — есть системная расстановка Владимира Маяковского, а я и Павел — заместители.

История продолжится


Павел Тачков:

— В следующем году Маяковскому — 125 лет, поэтому история нашего спектакля должна продолжаться. Надо сказать, «Про это» — подвижная конструкция, то есть могут меняться как песни, так и мизансцены, возможно добавятся еще какие-то стихи.

Мне очень нравится читать под живую музыку. Нравится правильный свет, камерность площадки, минимализм. Нас всего трое, декораций мало, но у нас нет минимализма в проявлении чувств. Главное — честно и от всего сердца. Думаю, зритель этого не сможет не оценить.

Фото автора


Тэги: «Про это»: честно и от всего сердца, спектакль Про это, Про это, спектакль, стихи, Владимир Маяковский, Маяковский, Дом Мейерхольда, Павел Тачков, Екатерина Миленькая, Ирина Одуло, Лилия Брик, Татьяна Яковлева, Наталья Кугель, музыка, стихотворение, джаз, творчество, произведение, песни, Павел Шишкин

15
Комментарии (0)
Добавить комментарий