Вход
/
Регистрация
вход ДЛЯ пользователей

Знакомство с XX веком в русской музыке на сцене Пензенской филармонии.

5 Ноября 2017

Имена Сергея и Анастасии Судневых известны всем любителям классической музыки нашего города. Сергей Юрьевич — один из тех музыкантов, у кого получается и отдавать огромную часть своей жизни работе в качестве преподавателя колледжа искусств, и поддерживать на достойном уровне исполнительскую форму.

1.JPG

Его дочь Анастасия, которая становилась лауреатом международных конкурсов, училась и работала в Саратове, какое-то время жила в Китае. Сегодня тоже совмещает преподавательскую деятельность в нашем городе с концертной.
1 ноября в органном зале Пензенской филармонии состоялся концерт Сергея и Анастасии Судневых — «XX век в русской музыке», и как это не парадоксально прозвучит, оказалось, что это было первое совместное выступление представителей семейной музыкальной династии, ориентированное на широкую публику.

До того выступать в рамках одного музыкального события Сергею и Анастасии приходилось исключительно в рамках мероприятий учебных заведений.

Мы задали несколько вопросов музыкантам перед концертом:

— Отличается ли ваше восприятие друг друга в жизни и на сцене?

Анастасия:

— Поскольку мы слушаем друг друга дома, каждый день много раз повторяя одно и то же, то невольно задаешься вопросом: что может быть нового, когда мы будем слушать друг друга на сцене? И, тем не менее, сценическое исполнение очень сильно отличается от домашнего, и мы раскрываемся иначе в концертной обстановке.

Даже внешний вид имеет значение: как женщина могу сказать, что, одевая концертное платье, сама себя воспринимаю по-другому. Когда я вижу своего отца в концертном костюме, садящегося за рояль, то понимаю, что это уже не папа, с которым можно посмотреть кино или пожарить картошку, это совершенно другой человек, которого я вроде бы знаю, но, с другой стороны, он мне совсем не знаком. Каждый раз на его выступлении я думаю: что же сейчас будет?

IMG_3027.JPG

Сергей:

— Понятно, что за тем, как Анастасия работает и растет, я наблюдаю всю свою жизнь, но все равно каждый раз, слушая ее на выступлениях, я, помимо отцовских чувств гордости, сопереживания и прочих, испытываю новую гамму эмоций именно от восприятия исполнительского искусства Насти.

Нередко она меня удивляет, я слышу что-то новое, хотя, казалось бы, — откуда? — мы всегда на одной волне и слушаем друг друга очень внимательно каждый день.

— А слышите ли вы музыку одинаково, похоже ли интерпретируете одно и то же произведение?

Сергей:

— Думаю, что восприятие мира в целом вообще у каждого свое. Мы можем смотреть на один и тот же цветок или одну и же картину, но видеть разное. Поэтому нельзя сказать, что мы слышим до мелочей одинаково, играть идентично тоже не можем, музыка — вообще явление очень таинственное, которое проникает в самые потаенные уголки нашего существа и у каждого вызывает индивидуальный отклик.

— Как вы чувствуете, есть ли запрос на этот материал у публики или в данном случае вы действуете как просветители, формируя программу на основе собственных мотивов?

Сергей:

—Мы ориентировались на те идеи, которые нас захватили и требовали своей реализации. И потом всегда интересно делать что-то впервые: 2-ая соната Шостаковича на моей памяти в нашем городе вообще не исполнялась, сонату Прокофьева, которую исполнит Анастасия, я тоже не слышал в Пензе , а произведения эти для нас очень дороги и любимы, так что — да, мы больше исходили из своих предпочтений. Но когда люди видели, что программа не очень традиционная — XX век, это их не отпугивало, а вызывало любопытство — значит что-то новое, свежее прозвучит.

— В этом году часто вспоминают столетие революции. Есть ли в вашей подборке ее отзвуки или отражения?

Анастасия:  

— Самой революции четко в этих произведениях нет. То, что мы выбрали из Рахманинова, Прокофьева и Метнера, написано в 1900-1910-е годы, соната Шостаковича — в военное время (1942год ), поэтому можно сказать, что одни из них несут в себе, возможно, некие предчувствия изменений, в них немало острых и горьких моментов, другие — продолжают тему противоречий и трагедий, хотя каждый слушатель волен почувствовать что-то свое.

— Имена композиторов, чьи произведения вы сегодня будете исполнять, на слуху, за исключением Метнера. О нем известно довольно узкому кругу слушателей и исполнителей. Что вас заставило обратиться к творчеству этого композитора?

Сергей:

— Николай Метнер действительно стоит немного особняком, он выработал свой стиль, не похожий ни на стиль Прокофьева, ни на стиль Рахманинова, ни на чей-либо еще. Музыка у него немного аутичная, исполненная внутренних размышлений, хотя при этом она очень яркая, но несомненно более философская нежели изобразительная. Он написал много музыкальных сказок, потому что в сказках — всегда намек, не так все определенно и открыто.

Меня Метнер привлек после приезда доцента Нижегородской консерватории Разгуляева, он рассказывал о Метнере, его ученики играли произведения этого композитора, и как-то я понял, что это огромный пласт очень интересной музыки. Я решил попробовать сыграть его.

В первом отделении концерта Анастасия Суднева исполняла короткие произведения Рахманинова и более масштабную сонату №2 ре-минор Сергея Прокофьева. Начиная концерт, артистка подчеркнула, что в формулировке названия программы есть особый смысл: это не просто обзорное музыкальное путешествие по русской музыке прошлого века, а именно его отражение, обозначение его примет и настроений в работах ведущих композиторов нашего отечества.
Романтика смешивается с тревогой, настроения меняются с большой скоростью и контрастируют друг с другом.

Соната Прокофьева посвящена памяти его лучшего друга — Максимилиана Шмидтгофа, мрачного философа-острослова, покончившего жизнь самоубийством и бывшего полного противоположностью жизнерадостному Прокофьеву. Именно Шмидтгоф пробудил в Прокофьеве интерес к немецкой философии, впоследствии нашедшей отражение в образе мыслей и сочинениях композитора.

Сергей Суднев блестяще исполнил четыре сказки Метнера, пронизанные духом русского модерна, эстетика которого ярко проявлялась во всех видах искусств начала прошлого века, а затем представил слушателям сонату №2 си-минор Дмитрия Шостаковича — произведение, созданное во время одного из самых острых периодов Великой Отечественной, и также посвященное ушедшему близкому человеку — учителю и наставнику Шостаковича Л. Николаеву.

А теперь немного о том, что приходит на ум после таких мероприятий. Если проследить за статистикой количества классических концертов в Пензе за последние несколько лет, то очевиден явный спад. Сначала вся классика «на город» незаметно ушла в Органный зал (а звук этого зала уже проигрывает звуку Большого зала), а в последнее время и оттуда исчезает, остаются лишь камерные мероприятие в специализированных учебных заведениях.

Возможно, это не так бросается в глаза, люди смотрят — красивые концертные здания стоят, чиновники рапортуют о переполненных детских музыкальных школах, наверное, с классикой все хорошо. Нет, не все.
Можно предположить, что часть зрителей отпугивает «местный уровень», в отдельных случаях — небезосновательно.

Но, к примеру, данный концерт был очень интересным с точки зрения как программы (соната Шостаковича, признанная одним из «музыкальных памятников» военного времени, стремительно входящий в репертуар известных на весь мир пианистов Метнер, оригинальный контрастный Прокофьев), так и с точки зрения подачи и мастерства.

Знаю, что есть немало людей, которые после каких-то концертов охают: «А мы и не знали!». Тут хочется сказать, что, увы, никто подобные мероприятия не будет рекламировать с размахом. Чуть больше внимания, следите, поддерживайте музыкантов, пока на наших красивых концертных зданиях и зданиях музыкальных школ еще не появилось слово «Аренда».

Источник фото: фото автора

Тэги: Знакомство с XX веком в русской музыке на сцене Пензенской филармонии.

6
Комментарии (0)
Добавить комментарий