Вход
/
Регистрация
вход ДЛЯ пользователей

Нужна ли для развития Пензенской области Корпорация? Часть 2

24 Октября 2017

Задумывался ли кто-то, для чего существует Корпорация развития Пензенской области? Вроде бы, из названия все понятно… и одновременно непонятно ничего. На развитие региона-то, по идее, направлена работа всех его органов и их подразделений. Автор пытается ответить на вставший вопрос сам себе и параллельно делится мыслями с Читателем.



Ключевые ли показатели?


Документ под названием «Ключевые показатели эффективности АО «Корпорация развития Пензенской области» мы нашли далеко не сразу. Откопать его удалось не на официальном сайте акционерного общества, а на подшефном ему Инвестиционном портале области, и то не с помощью структуры портала , а по прямой ссылке из поисковика.

Он содержит 26 КПЭ, сгруппированных по разделам. Чтобы понять, насколько адекватны показатели, их целевые значения и формы представления, имеет смысл пройтись по пунктам.

1. Размер уставного капитала. Как мы показали в разделе, посвященном бухгалтерии, зависит исключительно от воли областного руководства
2. Размер чистых активов. По сути, ситуация аналогична. Если только руководство корпорации не «проворонит» ощутимую сумму. Но тогда уже будет не до КПЭ.
3. Выручка от реализации. Может иметь баснословные размеры, но мало о чем говорит без соотнесения с расходами или, что по сути то же самое, с чистой прибылью.
4. Объ м привлеченных инвестиций в основной капитал на душу населения. При этом нет качественной конкретизации , например, относительно источников (резиденты / не резиденты, собственные средства / заемные средства и т.п. ).
5. Количество новых инвестиционных соглашений (проектов) и доля исполненных инвестиционных соглашений (проектов) в общем числе. Этот показатель описывается загадочной цифрой 20. Что это: новые или исполненные, штуки или проценты ― остается лишь догадываться.

Раздел «Наличие доступной инфраструктуры для размещения объектов инвесторов» сводится к одному показателю: привлечение резидентов в индустриальный парк в процентах от его площади.

Пункты 21-22, посвященные количеству соглашений и планов работ между Корпорацией и муниципалитетами, выполняются, по сути, волевым решением сверху и также не информативны.
Пункт 19 Количество заключенных протоколов о намерениях.

Отдельного внимания заслуживает пункт 20 Количество реализованных инвестиционных проектов. Насколько нам удалось разобраться, реализованным проект считается в момент запуска в эксплуатацию ― об этом мы поговорим чуть позже.
Кто и как устанавливает плановые показатели? Никаких методических указаний по их расчету не существует, по крайней мере, обнаружить даже ссылок на них нам не удалось.

Что при таком механизме является определяющим: объективные экономические интересы региона или заведомая «выполнимость» задачи, однозначно ответить мы затрудняемся.

Есть вот, например, план по пункту 7: в 2017 году должно быть создано 131,1 рабочее место. Почему не 231 и не 31? Загадка.

На пороге перемен?


Представляется , что некую общую интегральную характеристику работы Корпорации могли бы дать следующие цифры:
  • - количество организованных при содействии корпорации производств (в том числе, новообразованными юридическими лицами и ИП) за текущий год .
  • - сумма налоговых отчислений , поступивших от таких производств в бюджет области и входящих в неё муниципалитетов.
  • - количество созданных рабочих мест, их профильная структура и распределение заработной платы .
Все эти цифры должны быть соотнесены с:
  • - затратами на жизнедеятельность самой Корпорации. Если мы тратим миллион, на то, чтобы поддержать (не создать, а именно поддержать) десяток-другой рабочих мест, это одно, а если речь идет о сотнях и тысячах, то это совсем другое;
  • - плановыми показателями
  • - результатами аналогичных институтов в других регионах.
И самое главное. Не существует никакой «рефлексии» на тему уже проделанной работы.Сколько проектов, стартовавших в прошлом при поддержке Корпорации, смогли покрыть первоначальные инвестиции? Смогли выйти на запланированный объем производства? Как скоро достигли точки безубыточности?

Не отслеживая и не систематизируя эти данные, мы никогда не сможем доказать самим себе, что та или иная структура в регионе существует не для галочки.

Задавалось ли руководство региона вопросом эффективности Корпорации развития Пензенской области и других аналогичных институтов? Или их бытие воспринимается как данность? Может быть, пришла пора задуматься над реформированием систем планирования, управления и отчетности.

На самом деле, ответ на этот вопрос не так однозначен, как может показаться.

Вернемся к истокам


Прежде, чем приступить к разработкам новых методик, стоит задаться вопросом, являются ли эти «взаимодействия в режиме одного окна» и подписанные протоколы о намерениях самоцелью существования структуры?

Организация Корпорации в 2009 году можно назвать результатом своеобразного федерального тренда. Создание юридических лиц в государственной собственности и решение с их помощью неких задач в экономической и социальной сферой представлялось удачным управленческим решением. В уставе такой организации можно зафиксировать целью получение прибыли .

А это принципиально иной подход к мотивации руководства. Появляется стимул не только выполнить закрепленные за ведомством задачи, но и сделать это максимально эффективно. Зачастую такое решение себя оправдывало, пример тому — Фонд «Поручитель», ставший востребованным региональным институтом поддержки бизнеса.

Сегодняшняя вывеска Корпорации — «инфраструктура поддержки субъектов малого и среднего предпринимательства» — не является прибыльной деятельностью. Но поскольку мы имеем дело с акционерным обществом, предполагается, что на этапе создания некий источник прибыли предполагался.

Стать таковым могла покупка на территории области неких «мертвых» активов, заброшенных хозяйственных объектов, и их последующая перепродажа с существенной наценкой после «реанимации». Под последней понимается не только и не столько обеспечение объектов доступом к коммуникациям, но и решение вопросов правовой плоскости.

Неурегулированные взаимоотношения между несколькими собственниками, некорректное юридическое оформление объектов недвижимости — причин, по которым промышленные площадки могли быть оторваны от жизни, масса.

Несколько лет назад такие операции Корпорацией осуществлялись и формировали прибыль организации. Однако сегодня основным и чуть ли не единственным каналом получения дохода является текущая деятельность «Сервисной компании», филиала Корпорации. А «реанимированный актив» на балансе — завод ПЗВТ в микрорайоне Гидрострой, который сейчас преобразуется в технопарк «Союз».

Таким образом, структура, изначально реализованная как коммерческая организация, сегодня фактически выполняет функции, которые вполне могло реализовывать структурное подразделение областного министерства. А организационная форма нужна скорее для галочки: дескать, у нас есть своя «Корпорация развития», регион в тренде!

Что стало причиной такого нерационального использования имеющегося ресурса: отсутствие кадров, готовых решать такие задачи, изменение философии руководства региона или что-то еще — предмет отдельного исследования. А главным критерием оценки работы Корпорации на сегодняшний день остается признать заполняемость подведомственных ей технопарков. Которая, впрочем, зависит далеко не от одних только сотрудников этой организации.

Тэги: Нужна ли для развития Пензенской области Корпорация? Часть 2, Пензенская область, Корпорация, Корпорация развития Пензенской области, инфраструктура, проект, инвестиции, прибыль, бизнес, предпринимательство, доход, кадры, технопарк, эффективность, управление, КПЭ, KPI

8
Комментарии (0)
Добавить комментарий