Вход
/
Регистрация
вход ДЛЯ пользователей

Внеклассное чтение. Джон Стейнбек «Русский дневник»

5 Ноября 2017
    Внеклассное чтение. Джон Стейнбек «Русский дневник»

Ни для кого не секрет, что информационные, пропагандистские войны бывают не менее отвратительными и дискредитирующими род человеческий, нежели войны обычные. Чаще всего они ведутся с достаточно глобальными целями, и на службе у разжигания таких войн стоят целые полки профессионалов без совести, но иногда искажение фактов о целых странах, народах, каких-то событиях или отдельных людях является результатом чьей-то глупости и неосведомленности, что, впрочем, не умаляет урона, наносимого таким образом.

9.jpg

Кто же может прийти на помощь в данной ситуации и стать информационными воинами добра и правды? Правильно, тоже профессионалы — люди, владеющие пером и камерой, способные беспристрастно взглянуть на ситуации и события, чтобы затем рассказать об увиденном всем остальным.

Правда, зачастую случается, что по пути «на фронт» подобных людей могут купить, сделать наемниками, и будет очень сложно в конце концов разобраться, не слепили ли они продукт правды за пригоршню монет.

Стопроцентных гарантий непредвзятости получить, наверное, невозможно, но ориентироваться на определенные авторитеты и реноме отдельных журналистов и писателей вполне допустимо, а еще, конечно же, важны документы и свидетельства.

Понятно, что с развитием политтехнологий и «картинку можно перепутать», и статистов нанять — рассуждениям о подлинности может конца и края может не быть, я же в данном случае все хочу подвести вас к хорошей, увлекательной и (ну, давайте все же представим, что это возможно) — честной книге великого американского писателя Джона Стейнбека.

В 1947 году Стейнбек и его друг, фоторепортер Роберт Капа — люди неглупые, ироничные и оттого предсказуемо утомленные «холодной войной» — решили отправиться в СССР и посмотреть, насколько небылицы и ужасы о далекой и страшной стране, наводнившие американские СМИ, реальны.
Результатом этой поездки, во время которой Стейнбек и Капа посетили Москву, Сталинград, города Грузии и Украины, и стал данный литературный дневник. В чем-то он показался мне сродни «Одноэтажной Америке» Ильфа и Петрова, оба этих произведения несут одинаково гуманистическое настроение, ибо авторы не замахиваются на экспертизу политической системы, строя, не стремятся дать оценку действиям правительств, а документируют частную жизнь и быт обычных людей.

cover.jpg

Путевые заметки Стейнбека изначально балансируют на грани самого нейтрального из возможных описания своих приключений, писатель предельно монотонно старается выдавать информацию, но парадоксальная и ежечасно открывающаяся с новых сторон страна, образ мышления ее жителей, судя по всему, не оставляют Стейнбеку выбора: он очень по-доброму начинает иронизировать над тем, что не в силах понять, к чему ему — до мозга костей американскому гражданину, сложно привыкнуть.

Многие явления и события, судя по всему, его ошеломляют, восхищают, другие — несколько напрягают, вызывают горечь, но ни на одной страницы книги нет злобы, каких-то подлых выводов. Эта книга настолько дружелюбна, проста и в то же время полна очень точных, емких мыслей, что похоже вполне может претендовать на звание миротворческого произведения.

Вот как бывает антивоенная литература, вызывающая отвращение к самой сути войн, так и «Русский дневник» можно маркировать как книгу «антихолодновоенную», а не просто отвлеченно-гуманистическую, ибо здесь не размышления и фантазии, а конкретные шаги по узнаванию, шаги навстречу — простые и необходимые.

«Русскому дневнику» в этом году — ровно 70 лет, но иногда поражаешься, насколько неискоренимыми остаются некоторые явления в нашей стране, отмеченные писателем. Отсутствие приличных дорог в нестоличной местности или трудности с горячей водой даже в люксовых номерах пафосных отелей, серьезные и неулыбчивые москвичи или невозможность питаться в дороге и как результат — изрядный «пищевой багаж» у пассажиров, как все это точно, безнадежно горько и смешно одновременно. Были у Стейнбека и более серьезные наблюдения, а именно за масштабами культа личности Сталина или чудовищной бюрократической машиной советских чиновников даже на бытовом уровне.

Сам Стейнбек в свою очередь в своем повествовании упоминает встречу с американским корреспондентом, на тот момент уже долго проживающим в СССР, тот зачитал ему несколько фрагментов наблюдений за жизнью русских глазами иностранцев, очень созвучных и автору, и его виз-а-ви, а затем многозначительно подчеркнул, что написаны они в 17 веке, то есть некоторые явления кажутся просто вечными.

Но наряду с сатирическими и порой фельетонными настроениями у Стейнбека есть настолько сердечные и добрые описания русских, украинцев, грузин — жителей столиц или провинции, интеллигентов или крестьян, что испытываешь чувство благодарности за то, что автор не забыл отметить это, ибо сами мы очень часто друг другу — самые страшные волки. А какое потрясающее описание послевоенного Сталинграда в «Русском дневнике», какие интересные зарисовки содержит эта часть заметок!

Как бережно и внимательно он относится к увиденным историческим свидетельствам, как восхищен героизмом русских во время Великой Отечественной — и все это без официоза, без пафоса. Читаешь все это и думаешь: что же стало со всем современным миром, почему политики разных стран не устают спекулировать на том, на чем спекулировать преступно?

Стейнбек очень точно подметил то, что и в его время составляло главные различия между советским и западным человеком и до сих пор таковыми, увы, остается:

«Русских учат, воспитывают и поощряют в том, чтобы они верили, что их правительство хорошее, что оно во всём безупречно, что их обязанность ― помогать ему двигаться вперёд и поддерживать во всех отношениях. В отличие от них американцы и британцы остро чувствуют, что любое правительство в какой-то мере опасно, что правительство должно играть в обществе как можно меньшую роль и что любое усиление власти правительства ― плохо, что за существующим правительством надо постоянно следить, следить и критиковать, чтобы оно всегда было деятельным и решительным.»

То же самое, но чуть в меньшем масштабе происходило и происходит в отношении литературы и журналистики:

«…в Советском Союзе работа писателя заключается в том, чтобы поддерживать, прославлять, объяснять и способствовать продвижению вперед советской системы. А в Америке и в Англии хороший писатель является сторожевым псом общества. Его задача ― высмеивать общественную глупость, вести наступление на несправедливость, клеймить ошибки общества…Но следует сказать, что во времена великих русских писателей ― Толстого, Достоевского, Тургенева, Чехова и раннего Горького ― это относилось и к России.»

И при всем при этом хочется отметить, что со своим уставом в данном случае Стейнбек в «монастырь» за железным занавесом не пришел, стать сторожевым псом не стремился. Он подчеркивает, что не приезжал вскрывать пороки и обличать государство, не собирался шпионить, он хотел понять, что за люди живут в огромной стране под названием СССР, о чем они мечтают, что любят, как трудятся.

Возвращаясь к вопросу непредвзятости, уверена, найдутся люди, которые прочитав дневник Стейнбека, начнут подозревать, что его закормили и запоили на Украине и в Грузии, усыпили внимание и бдительность отличными балетными постановками и интеллигентскими беседами в столице и прочее.

Но, скорее всего, таких окажется немного, ибо критически настроенный ум Стейнбека на протяжении всей книги идеально сбалансирован душевностью, адекватному читателю сложно подозревать этого автора в том, что он не способен отделить мух от котлет.

Тэги: Внеклассное чтение. Джон Стейнбек «Русский дневник»

5
Комментарии (0)
Добавить комментарий