RU
/
ENG
Войти
/
Регистрация
вход для пользователей

«Владимир Высоцкий принадлежит всем». Разговор с Никитой Высоцким

28 Февраля 2018
26 февраля на сцене Пензенского драматического театра состоялся музыкально-поэтический спектакль «Дороги Высоцкого» с участием народного артиста РФ Александра Домогарова и кинорежиссера, сценариста, актера театра и кино, директора культурного центра-музея «Дом Высоцкого на Таганке», сына поэта — Никиты Высоцкого.



Программа состояла из самых разных песен — не только авторства Высоцкого, но и других, так или иначе связанных с его судьбой или посвященных ему, и за эту составляющую «отвечал» Александр Домогаров с оркестром под управлением Тимура Ведерникова.

Никита Владимирович Высоцкий в свою очередь довольно эмоционально и открыто транслировал свое видение тех или иных аспектов творчества отца и его судьбы в целом, делился воспоминаниями и фактами, сопровождая их удивительно метко подобранным рядом ярких и знаковых стихотворений Владимира Семеновича.

Перед спектаклем мне посчастливилось немного поговорить с Никитой Высоцким о творческом союзе с Домогаровым, судьбе этой программы и, конечно, о его великом отце и памяти о нем.

— Чем обусловлено ваше творческое сотрудничество именно с Александром Домогаровым? Кто нашел кого, и почему стали вместе работать?

— Во-первых, мы знаем друг друга 30 лет. Саша работал в различных проектах, которые делал я, у нас неплохо получалось. Когда они с Тимуром Ведерниковым какое-то время назад взялись делать эту программу, то с самого начала сказал, что хочет пригласить меня для совместной работы.
Я вообще люблю, когда драматические актеры исполняют отцовские песни. Домогаров — очень хороший актер и музыкально одаренный человек, у него есть своё исполнительское видение песен Высоцкого, свои аранжировки, достаточно острые решения некоторых песен. Мне это нравится.

— Приняв решение участвовать в спектакле, думали ли вы о том, что хотите пойти каким-то оригинальным путём, не делать чего-то такого, что ожидаемо?

— Нет, я не думал о том, чего я не буду делать ни в коем случае, я всегда знал, буду делать то, что могу. У меня актерское образование, сформировавшееся видение своей роли, своё чувствование, обусловленное данной программой, разве что иногда в чем-то Саша меня корректировал. Я соглашался с ним, ибо его роль все-таки первая в этом спектакле. Пытаться угодить всем или удивить всех — неразумно, на всякий чих не наздравствуешься, ибо кто-то считает, что не надо хрипеть, кто-то — что не надо вокализировать, кто-то считает, что вообще не надо ничего подобного делать.

— Насколько «Дороги Высоцкого» «гибкий» проект? Меняется ли программа, состав участников?

— С этим проектом мы были в Крыму, во многих городах Поволжья. Программаодинаковая, хотя постепенно мы добавляем новые песни.

25 апреля в Москве этот спектакль станет основой большого вечера в ГКЦЗ «Россия» — «Высоцкий 80. Я жив!», там будет добавлено ещё больше песен, расширится состав участников и несколько изменится концепция — будет очень много мультимедиа.

Вообще спектакль в самые разные города зовут, он востребован, уже есть планы на осень этого года. С удовольствием продолжу участвовать в этом проекте, но тут все в большей мере зависит от Александра, у него очень плотный график, у меня же с этим попроще.

— Что на ваш взгляд в творческом наследии вашего отца известно в наименьшей степени широкой публике? На что хотелось бы обратить внимание в наше время, какие акценты сделать?

— Какие-то вещи ушли навсегда. Например, театр — это в большей степени искусство определённого дня. Можно и нужно, конечно, вспоминать о театральных работах Высоцкого, и мы это делаем в этом спектакле. Не столь многим знакомы его пробы в прозе, наверное.

Но вообще я думаю, что люди, склонные к тому, чтобы углубляться в предмет, что-то узнавать имеют такие возможности, ибо много написано, много сделано и лежит на поверхности. Можно копаться в Интернете или идти в библиотеку, но не факт что люди будут это делать.

Время неумолимо: есть немало людей, которые вообще ничего не знают о Высоцком. И не только его это касается: огромное количество прекрасных имен забыто, немало книг хороших не прочитано.

В этом смысле надо пользоваться и круглыми датами, и возможностями такой программы как «Дороги Высоцкого» сегодня для того, чтобы заинтересовывать.Может вот как раз на такие спектакли кто-то из старших приведет, условно говоря, младшего брата или сына, которому все будет в новинку.

Идея о том, что рукописи не горят и золото не ржавеет – не всегда правильна. Надо какие-то вещи обязательно пытаться донести, и желательно не через ремень и наказание или в виде повинности читать, к примеру, Пушкина и других классиков. Надо пытаться делать так, чтобы люди сами выбирали то, что мы когда-то любили, что нас формировало - это обязанность каждого уходящего поколения перед теми, кто остается.

— Какая неправда о Высоцком вас возмущает в наибольшей степени, боретесь ли с клеветой и глупостью, высказанными в его адрес?

— Бывает, что борюсь. Но есть и обратная сторона такой борьбы: когда ты начинаешь против чего-то бороться, то волей-неволей получается, что это рекламируешь. Я с этим сталкивался. У нас такая судебная система, скажем, парадоксальная.

К примеру, несколько лет назад у меня был суд о клевете по поводу одного совершенно безумного и некрасивого издания, я этот суд выиграл, но тем не менее и книга эта доступна, и никто ответственности за это не несет. А своим участием в разбирательстве я словно бы подогревал нездоровый интерес — об этом писали, говорили, было мнения, что я полез в это, потому что на самом деле в истории есть какое-то двойное дно.

Я считаю, что в первую очередь надо не бороться с недостатками, а усиливать достоинства. Хотя иногда на какие-то вещи надо обратить внимание и сказать, что это — ложь и гадость, это делаю не только я, но и многие близкие отцу люди.
Я думаю, что ложь к нему не пристанет. Хотя вот даже под юбилей люди выбрасывали «в эфир» какую-то глупость и гадость — понятно, что таким образом хотели внимание привлечь к себе или своему ресурсу.

Но Высоцкий — это надолго. Перспективы, угрозы, что его заболтают, заврут, я надеюсь, не существует.

— По всей России проходит немало творческих акций в честь Высоцкого, у нас в городе, например, проводится кавер-фестиваль, наверняка, что-то подобное происходит и в других местах. Какие наиболее интересные, оригинальные посвящения вы видели, как относитесь к ним? Что-то вас удивляет?

— Редко, что поражает. Меня скорее приятно удивляет, когда что-то качественно делается, я радуюсь, что кто-то хорошо спел или хорошо написал.
Но вот так, чтобы я умилился, условно говоря, когда маленький ребенок прочитал без запинки стихи — такого нет.

У Высоцкого есть такая черта: люди которые им увлекаются, слушают, изучают его творчество начинают сами чем-то заниматься и не обязательно это только искусство. Высоцкий очень действенный, практически каждая его песня- событие.
Знаю случай, когда человек — спортсмен после травмы рассказывал, что Высоцкий его просто поднял с кровати, что он слушал этот голос и через боль вставал.

Иногда желание сделать что-то сверх оригинальное — лишнее, совершенно необязательно придумывать то, чего никто никогда не делал. Я был в Болгарии, к примеру, там много лет проходил конкурс среди людей, которые имитируют Высоцкого один в один. Такие любители со всего мира приезжают и читают монолог Гамлета, как он, поют с его интонациями и это довольно странно. Но не думайте, что я осуждаю подобное, нет.

Я считаю, что если в творческих порывах нет никакого нарушения этики, то пусть люди занимаются тем, чем они хотят. Я в курсе многих происходящих событий, держу связь с фан-клубами, но я этим не руковожу и не считаю своей задачей словно директор влиять на эти процессы. Ибо Высоцкий принадлежит всем.

Теги: «Владимир Высоцкий принадлежит всем». Разговор с Никитой Высоцким, Владимир Высоцкий, Никита Высоцкий, Пензенский драматический театр, драматический театр, драмтеатр, Дороги Высоцкого, Александр Домогаров, Дом Высоцкого на Таганке, Тимур Ведерников, спектакль, песни, проект, стихи

5
Комментарии (0)
Добавить комментарий