RU
/
ENG
Войти
/
Регистрация
вход для пользователей

К вопросу о госзакупках, или кого считает подлым Сергей Казаков

21 Октября 2016

Михаил Чернецов

«На моей земле всё не так, как у всех», — пел классик. Сложно поспорить: куда не взглянешь, всюду «национальные особенности». Взять, к примеру, систему государственных закупок. Созданная с целью поддержания здоровой конкуренции она, напротив, стала живой иллюстрацией сложности вхождения новичка на рынок обслуживания государственной и муниципальной системы. Но парадоксальное свойство её заключается ещё и в том, что в тот самый момент, когда все объективные обстоятельства как раз располагают к тому, чтоб органы власти связали себя договорными обязательствами с одним конкретным поставщиком, госзаказчик оказывается вынужденным отдать пальму первенства новому, незнакомому (а иногда и не вызывающему доверия) игроку.

Пензенский областной драматический театр имени А.В. Луначарского

Резонансный случай подобного рода произошёл недавно в Пензе. На конец октября 2016 года было намечено проведение второго международного театрального фестиваля «Маскерадъ», идейным вдохновителем и организатором которого является худрук пензенского Драмтеатра Сергей Казаков. Два года назад именно Драмтеатр стал организатором первого мероприятия под этой вывеской. Однако в этом году победителем закупочной процедуры, проведённой в форме электронного аукциона, стала компания ООО «Малибу-Майс». Такой исход породил слухи о возможном срыве мероприятия. Сергей Казаков на своей странице в Facebook оценил итоги аукциона как подлость.

Но раз есть «подлость», значит должен быть и «подлец». Кто же в сложившейся ситуации претендует на это «высокое» звание? На ситуацию можно смотреть, как водится, с разных точек зрения.

И в реальной жизни, и на просторах Всемирной информационной паутины мы постоянно сталкиваемся с историями о том, какой непреодолимой стеной для предпринимателя, не имеющего связей в соответствующих кругах, становится тендерная система. Немного времени потребуется, чтоб создать рейтинг наподобие «TOP-10 способов подстроить итоги закупки» — благо, материала предостаточно. 

Если же такой неангажированный поставщик всё-таки сможет, пройдя бюрократические барьеры и максимально приблизив свою ставку к точке безубыточности, вырвать победу у назначенного победителя, большим оптимизмом будет рассчитывать на радушный приём и содействие со стороны заказчика. Может, придётся отстаивать свои права во множестве инстанций, в том числе судебных, может, придётся заключать договор субподряда всё с тем же несостоявшимся победителем, а, возможно, что и в список недобросовестных поставщиков в итоге угодишь. Степень риска усиливается, если заказчик находится в другом субъекте Федерации.

Сломать систему неофициальных связей между государственным заказчиком и ограниченным кругом аффилированных поставщиков — есть задача, цель, однозначное благо.

Что же мы наблюдаем в нашем конкретном примере? Организация из Екатеринбурга выигрывает тендер на проведение культурно-массового мероприятия, организованного Министерством культуры Российской Федерации и финансируемого из федерального бюджета. Если верить материалам, находящимся на сайте организации, победитель имеет большой опыт в проведении различного рода мероприятий, среди заказчиков и авторов различного рода благодарственных писем и грамот фигурируют, в том числе, ведомства и учреждения сферы культуры. 

Поставщик определён по результатам электронного аукциона — пожалуй, наиболее прозрачной из предусмотренных законом закупочных процедур. Могут ли возникать поводы для недовольства? Система работает — законно, непредвзято, эффективно!

Имеем ли мы право предположить, что «подлецом» в нашем случае является ООО «Малибу-Майс»? Однозначно  нет, иначе получается, что в подлости можно обвинить любого гипотетического победителя, кроме самого себя. Апеллировать к деловой репутации также не получится — не разработана у нас схема, позволяющая однозначно разделить организации на «хорошие» и «плохие», а, как известно, и убийцу нельзя убийцей называть, пока суд не вынесет приговор. (Говоря о репутации, мы ни коим образом не намекаем на «Малибу-Майс», более того, вопрос этот даже не рассматривали, данное замечание сделано лишь для полноты картины).

И всё же есть и другая сторона вопроса. Архитекторы системы закупок, видимо, ставили в идеал (пускай и недостижимый, но идеал) «абсолютную конкуренцию». Этим термином обозначается рынок, на котором любой продавец не сталкивается ни с какими входными барьерами, кроме не имеющего централизованного контроля ценообразования. Однако в реальности неизбежно существует набор объективных и субъективных факторов, влияющих, так или иначе, на выбор контрагента. Не поддающиеся количественной оценке параметры качества продукта/услуги и надёжности контрагента, устойчивые хозяйственные связи сторон купли-продажи и многое другое.

Для того чтобы посильно реализовать возможность выбора поставщика с учётом всех этих дополнительных критериев, предусмотрены альтернативные способы проведения закупок — такие, как, например, открытый конкурс. Однако вряд ли представители Драмтеатра испытали бы меньшее разочарование, если бы вдруг проиграли бы тендер по итогам конкурса, а не аукциона.

Ситуация с фестивалем «Маскерадъ» особая. Как мы знаем,  Сергей Казаков является не просто представителем одного из участников закупочной процедуры, но творцом, идеологом, вдохновителем этого фестиваля. По существу, мероприятие это является продуктом его творчества. Легко представить эмоции творца, когда его произведение приписывается другому автору, да ещё и не в результате обмана и мошенничества, а в соответствии с буквой закона. Вспомните, сколько судебных тяжб происходит между различными авторами и артистами по поводу авторских прав.

Но организатором фестиваля выступает государство. И какие законные основания оно имеет, чтобы напрямую направить выделенные финансовые средства именно организации, управляемой автором идеи?

Вот так закон вступает в противоречие с представлениями о чисто человеческой справедливости. А мы, в свою очередь, приходим к тому, что подлость, о которой говорит худрук пензенского Драмтеатра — продукт не отдельного человека, не фирмы и не органа, а всей системы?

Федеральный закон от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» предусматривает в своей статье 93 осуществление закупки у единственного поставщика. Среди достаточно широкого перечня случаев, допускающих данную процедуру, мы можем встретить пункт 17 описывающий (выражаясь языком человеческим, а не юридическим) заказ на создание произведения искусства, а также реквизита, необходимого для воплощения оного в жизнь (например, театральных декораций). Мы не можем назвать фестиваль произведением искусства, но очевидно, что его концепция является плодом индивидуальной творческой работы. Возникает вопрос, сознательно ли законодатель выводит подобные мероприятия из круга результатов творческой деятельности, которые в целях указанного закона могли бы быть реализованными на тех же условиях, что и произведения искусства, либо же это является результатом недоработки нормативно-правового документа?

В завершении статьи воздержимся от популистских выводов и обвинений, оставив читателю самому решать справедлива ли эта ситуация или пензенский Драмтеатр действительно можно назвать жертвой системы. Отметим лишь как факт то, что во многих своих узловых вопросах система государственных закупок остаётся несовершенной и требует дальнейшей законодательной работы. 

Теги: К вопросу о госзакупках, или кого считает подлым Сергей Казаков, Сергей Казаков, госзакупки, система государственных закупок, государственные закупки, конкуренция, власть, госзаказчик, Пенза, фестиваль, фестиваль Маскерадъ, Маскерадъ, Драмтеатр, мероприятия, электронный аукцион, аукцион, ООО Малибу Майс, Малибу Майс, Facebook, предприниматель, тендерная система, рейтинг, поставщики, заказчик, Екатеринбург, культура, Министерство культуры, закон, рынок, продавец, продукты, конкурс, мошенничество, обман, авторское право, творческая работа

14
Комментарии (0)
Добавить комментарий