Войти
/
Регистрация
вход для пользователей

«Заря автомобилизма» над Пензой: первые такси

2 Января 2018

«К воротам сада, непрерывно ахая и стреляя, подъехал зелёный автомобиль, на дверце которого была выведена белая дугообразная надпись: «Эх, прокачу!». … Минут пять шофёр просительно смотрел через садовую решётку и, потеряв, видно, надежду заполучить пассажира, вызывающе крикнул:
— Такси свободен! Прошу садиться!».
И. Ильф, Е. Петров. «Золотой телёнок»


13(26) июня 1913 года на страницах «Пензенских губернских ведомостей», в рубрике «Пёстрые наброски», появилась ироническая заметка, удивительно похожая на описание злоключений зелёного автомобиля и его водителя Адама Козлевича, происходивших примерно четырнадцатью годами позже в придуманном И. Ильфом и Е. Петровым поволжском городке Арбатове:
«На улицах у нас появилось уже несколько автомобилей, отдающихся на прокат. По вечерам вы их можете видеть почти постоянно около гостиниц в полном бездействии и с выставленными аншлагами.
— Свободен.
Некоторые из автомобилей в виде пятиместных карет очень красивы. Однако плата за езду по 8 рублей в час, или же по 40-50 копеек с версты кажется высокой, и охотников бросать деньги на модную забаву почти не находится. Автомобили, таким образом, выезжая из места стоянок, доставляют удовольствие пока лишь одним извозчикам, которые подсмеиваются над их неудачей».

Примечательно, что и внешний облик первых механических извозчиков Пензы мало чем отличался от легендарной «Антилопы-Гну». Достаточно взглянуть на единственную уцелевшую до наших дней фотографию одного из таких «автомобилей напрокат», хранящуюся в фондах Пензенского государственного краеведческого музея, чтобы составить представление об автомобильном дизайне и шофёрской моде начала ХХ века. Пожалуй, единственное отличие заметки 1913 года от реалий второй половины 1920-х годов, — это отсутствие слова «такси», ещё не прижившегося в российской провинции.




Первые автомобили для внутригородских пассажирских перевозок, снабжённые специальными устройствами — таксиметрами (taximètre, в переводе с французского, — «счётчик цены»), появились в Лондоне в 1907 году; день их выхода на маршруты — 22 марта — теперь отмечается как Международный день таксиста. Очень быстро новое слово сократилось до «такси» (точно так же, как в своё время из слова «кабриолет» возникло название популярного лондонского наёмного экипажа — «кэб»). В России первые такси, именовавшиеся сначала таксомоторами, появились чуть позже, в 1908 году. В Санкт-Петербурге таксисты некоторое время работали сами по себе, пока в 1909 году не возникло общество «Санкт-Петербургский таксомотор»; в Москве уже в 1908 году было создано «Товарищество автомобильного передвижения», располагавшее собственной ремонтной мастерской и гаражом на 30 автомобилей. К 1912-1913 годам количество петербургских такси увеличилось до 330, московских — до 230; появились даже центральные станции приёма заказов на такси по телефону. Тарифы на перевозку пассажиров утверждались городской управой и составляли от 40 до 60 копеек за версту. Так что пензенские таксисты пытались работать по вполне «столичным» расценкам, и место для стоянок выбирали соответственно: возле гостиниц, ресторанов и тому подобных «бойких» мест.


Однако разница между доходами жителей крупных и средних городов (не говоря уже о городах уездных) была значительной и в то время, а потому немногочисленные провинциальные такси перебивались в основном случайными заработками — как и их литературный собрат. Данных о существовании в Пензе таксомоторных компаний не обнаружилось: автомобильным извозом занимались по собственной инициативе отдельные частные лица, пытавшиеся хотя бы немного окупить расходы по приобретению и содержанию автомобилей. Которых, к слову, в Пензе и уездах губернии становилось всё больше и больше с каждым годом. Так, 20 июня (3 июля) 1913 года «Пензенские губернские ведомости» сообщали читателям, что «за последнее время, к сожалению, на наших улицах довольно часто стали попадаться автомобили, назначение которых как бы только в том и состоит, чтобы доставлять горожанам разные неудовольствия и сюрпризы…» Значительная часть машин приобреталась за пределами Пензы — в Петербурге, Москве, Самаре и других городах, однако и в самой Пензе в первой половине 1910-х годов появились представители фирм, производивших автомобили.



Реклама пензенского представителя компании «Форд» («Пензенские губернские ведомости» от 11(24) марта 1913 г.)

Наиболее активно действовал сотрудник американской компании «Форд» Иван Николаевич Забозлаев, проживавший в доме №74 на улице Казанской (ныне Урицкого). Публиковавшаяся им в местных газетах реклама предлагала жителям Пензы и губернии приобрести спортсменские и дорожные легковые автомобили (спортивная разновидность стоила 2175 рублей, 5-местный фаэтон — 2375 рублей, 6-местная карета — 3175 рублей), грузовики (от 2800 рублей), омнибусы и аэросани. При этом указывалось, что все типы машин имели 4-цилиндровые моторы мощностью 22 л.с. и могли развивать скорость до 75 вёрст в час, а марка «Форд» считалась наиболее известной на заграничном и русском рынках: автомобили фирмы доказали свою выносливость «по высоким горам, пескам, грязи и снегу», и их уже можно было видеть (к примеру, весной 1913 года) «не только в Пензе, но и в Городищенском, Чембарском, Инсарском и других уездах бегающими по сельским дорогам». Попутно И.Н. Забозлаев торговал «наилучшими в мире автомобильными шинами Мишлен» и запасными частями для «Фордов». Покупатели машины могли пройти бесплатное обучение вождению под руководством опытного шофёра-инструктора (хотя чаще всего новые автовладельцы предпочитали нанять водителя, отчего данная профессия начала пользоваться спросом: например, в августе 1913 года контора И.Н. Забозлаева набирала учеников в шофёры). Активность фордовского представительства имела хорошие результаты: когда в 1914 году проводилась общая перепись имевшихся в губернии автомобилей, больше всего было зарегистрировано именно «Фордов» — 15 единиц. «Форды» с кузовами различных типов приобрели себе вице-губернатор, действительный статский советник Алексей Алексеевич Толстой, владелец хрустального завода в селе Никольское-Пестровка Городищенского уезда князь Александр Дмитриевич Оболенский, некоторые землевладельцы из Наровчатского, Чембарского, Мокшанского, Саранского и других уездов, служащие и предприниматели из Пензы (в том числе распорядитель пензенской гостиницы «Метрополь» Цезарь Фабианович Садовский, купивший карету «Форд» для «развоза постояльцев»). Судя по описаниям, практически все «Форды» относились к одной базовой модели, самой популярной и массовой в то время, — Ford Model T, известной в Америке, как «Tin Lizzie» («Жестяная Лиззи»). Модель Т выпускалась заводами Ford Motor Company в США и других странах с 1908 по 1927 годы; общее количество выпущенных экземпляров превысило 15 миллионов. Оснащённая 4-цилиндровым двигателем объёмом 2,9 л и двухступенчатой коробкой передач планетарного типа, «Tin Lizzie» отличалась простотой, надёжностью и высокой проходимостью, что сыграло немаловажную роль в её распространении в России. Пензенские покупатели приобретали в основном открытые 4-5-местные спортивные и дорожные автомобили с кузовами «торпедо» и «дубль-фаэтон» со складным кожаным верхом — недорогие и практичные.

Продажей автомобилей в Пензе занимался также инженер Губерт Иосифович Карренберг, представитель американской фирмы «Кейс» (J.I. Case Threshing Machine Company), выпускавшей сельскохозяйственную и дорожно-строительную технику. Собственный склад земледельческих машин и орудий Г.И. Карренберга в доме князя Оболенского на углу улицы Предтеченской (сейчас Бакунина) и Базарной площади предлагал покупателям трактора (паровые и нефтяные), усовершенствованные молотилки и автомобили, изготовленные «специально для русских дорог». Несколько автомобилей были приобретены землевладельцами из Пензенского, Мокшанского и Инсарского уездов; пятиместным «Кейсом» с двигателем мощностью 30 л.с. владел и сам Г.И. Карренберг. Интересно, что в хронике мировой автомобильной промышленности фирме «J.I. Case Threshing Machine Company» места практически не отводится: производство автомобилей было для
компании «побочным», и быстро прекратилось.



Одна из моделей автомобилей компании Case

Публиковалась в пензенских газетах 1913 года также реклама автомобильных фирм Adam Opel AG (Германия) и Willys-Overland Motor Company (США), но их представительства в городе не открывались. Ни одного экземпляра автомобилей «Опель» или «Оверлэнд» в Пензенской губернии, судя по сохранившимся данным, приобретено не было.



Реклама автомобилей «Оверлэнд» («Пензенские губернские ведомости» от 26 мая (8 июня) 1913 г.)


Однако на приведённой выше фотографии пензенского такси запечатлён не «Форд» (как иногда утверждается), и не «Кейс», а одна из моделей широко известной в своё время французской фирмы «Даррак» (Automobiles Darracq S.A.), основанной в 1896 году инженером и изобретателем Пьером Александром Дарраком (1855-1931), уроженцем Бордо. В сохранившихся описаниях машины указывается фирма-изготовитель, мощность (12 или 16 л.с.), время и место изготовления — 1910 год, фабрика компании «Даррак» в местечке Сюрен, недалеко от Парижа. В Сюрене (одном из пригородов французской столицы в наши дни) находился основной завод компании Automobiles Darracq S.A., занимавшей в 1910 году третье место во французском автопроизводстве после фирм Peugeot и Renault. К 1911 году компания, располагавшая производственными мощностями во Франции, Великобритании, Испании, Италии, Германии, полностью перешла на выпуск 4-цилиндровых моделей. Немалую часть среди них составляли дешёвые и доступные автомобили Darracq 14/16CV, имевшие объём мотора в 2,4 литра, мощность до 19 л.с. (при заявленных 14-16 л.с.), термосифонную систему охлаждения, зажигание от магнето и трёхступенчатую коробку передач. До наших дней сохранилось всего несколько экземпляров таких автомобилей с характерной «внешностью», переданной по наследству некоторым автомобилям других фирм, с которыми сотрудничал Александр Даррак, — в частности, Opel и Alfa (впоследствии Alfa Romeo).



Автомобиль Darracq 14/16CV

Судя по всему, и на пензенских улицах столь ценимый сейчас антикварами Darracq тоже был уникумом: во всей Пензенской губернии числилась одна-единственная машина такой марки. Фотография её, довольно широко растиражированная сейчас в печатных и Интернет-изданиях, была сделана в 1913 (или 1914) году пензенским фотографом Б.И. Вальдманом возле своего ателье на улице Московской — того самого, чью витрину разбил в 1907 году первый в городе автомобиль под управлением Л.Н. Цеге. Передал снимок в Пензенский областной краеведческий музей местный знаток и любитель старины Сергей Иосифович Новохацкий в 1966 году — с пометкой, что на фото изображено первое такси в Пензе, принадлежавшее его отцу, художнику И.И. Новохацкому, и зубному врачу В.Ф. Файнштейну. Пассажир, сидящий в автомобиле, — юный С.И. Новохацкий. Личность шофёра не установлена (версия о том, что это владелец машины И.И. Новохацкий, вызывает сомнения — не совпадают ни внешность, ни возраст).


И.И.Новохацкий

С уверенностью можно сказать, что владельцем машины действительно являлся статский советник Иосиф Иосифович Новохацкий (1867-1933), уроженец Пензы, художник-портретист и пейзажист, окончивший Петербургскую Академию художеств, преподаватель 1-й Пензенской мужской гимназии и Пензенского художественного училища, участник губернских художественных выставок и автор портретов общественных и культурных деятелей Пензы (а ещё — дядя жены известного писателя и деятеля русской эмиграции Романа Борисовича Гуля, Ольги Андреевны Новохацкой). Не желая отставать от технического прогресса, И.И. Новохацкий приобрёл в 1910-х годах автомобиль Darracq с четырёхместным кузовом типа «дубль-фаэтон» и мотоцикл германской фирмы Wanderer с мотором мощностью в 1,5 л.с.: оба транспортных средства упоминаются им в письмах Пензенскому губернскому правлению в августе-сентябре 1914 года, когда проводилась регистрация автомобилей и мотоциклов, подходящих для нужд фронта. В указанных письмах сообщалось, что на момент регистрации «Даррак» находился в залоге в Пензенском городском ломбарде и, вероятнее всего, был непригоден к «военной службе»; однако владелец готовился выкупить машину в случае, если приёмная комиссия захочет её приобрести. Интересно, что до этого (в начале 1914 года) И.И. Новохацкий, наоборот, пытался продать свой автомобиль, разместив объявления в газетах.
Однако судьба уберегла «уникум» от фронтовых дорог: он был признан негодным и оставлен хозяину. Дальнейшая история машины неизвестна — может быть, она закончила свои дни в бесхозности, растасканная на детали, а может быть, в 1920-е годы её реанимировал какой-нибудь механик-любитель, соорудивший собственный вариант «Антилопы-Гну».



Список автомобилей, представленных для осмотра военно-автомобильной комиссией в Пензе 23 августа (5 сентября) 1914 г. Из фондов Государственного архива Пензенской области

К 1914 году увлечение автомобилями и таксомоторами в Пензе пошло на спад, а после начала войны, оборвавшей все поставки машин и деталей, и вовсе заглохло. Показательно, что энергичный «автодилер» И.Н. Забозлаев уже в декабре 1913 года переехал на новое место — в дом №12 на Щепной площади (район нынешней улицы Славы), и занялся покупкой, арендой, залогом и ликвидацией имений, различными операциями с недвижимостью, и «устройством без риска под верные обеспечения капиталов разными суммами». Вероятно, перешёл на более «хлебное» поприще. А может быть, на примере неудач и сложностей, одолевавших первых автовладельцев, убедился (как и бедолага Козлевич) в том, что «автомобильный мессия прибыл раньше срока, и граждане не поверили в него»…


Подготовлено при содействии Государственного архива Пензенской области и Пензенского государственного краеведческого музея.
Источники фото http://api.ning.com, http://2.bp.blogspot.com

Тэги: «Заря автомобилизма» над Пензой: первые такси

9
Комментарии (0)
Добавить комментарий